Вход в систему
Сейчас на сайте
Сейчас на сайте 0 пользователей и 3 гостя.
Криминалистическое исследование метательного оружия / К.А. Соловьев. Ч.2.
 
Глава 2. Методика криминалистического исследования метательного неогнестрельного оружия.
§ 1. Криминалистическое исследование луков.
 
Анализ экспертной практики в разных регионах Российской Федерации за период с 1990 по 2000 год свидетельствует о том, что лук, наряду с другими видами оружия также встречается в деятельности экспертно-криминалистических подразделениях МВД и научно-исследовательских лабораториях МЮ РФ как объект криминалистического экспертного исследования. При этом в настоящее время отсутствует чёткая единая методика исследования объектов на принадлежность к такой разновидности метательного оружия как лук.
Поскольку лук как предмет противоправного деяния встречается в практике правоохранительных органов реже, по сравнению с другими объектами судебно-экспертного исследования[1], до сегодняшнего дня в криминалистике нет чёткого представление о луке как об оружии и о его классификации.
Как уже отмечалось в предыдущих параграфах, первые находки наконечников стрел для лука восходят к эре мезолита[2]XII-XIII вв.[3] Благодаря простоте конструкции лук обладает большим преимуществом, по сравнению с появившимися позже арбалетами и огнестрельным оружием: простейший лук состоит из плоской пружины, энергия изгиба которой используется для поражения цели, и натянутой на её концы бечевы, передающей эту энергию снаряду. В то же время убойная сила и точность поражения цели из лука долгое время позволяли ему успешно конкурировать с арбалетами и даже фитильными ружьями., хотя регулярные войска лучников появились в Европе лишь в
 Современные образцы метательного оружия и предметов, сходных по конструктивным признакам и способу действия с таким оружием, представлены тремя основными разновидностями лука,   в   зависимости   от   целевого   назначения: охотничьими, спортивными и луками для развлечений и активного проведения досуга. Последние к оружию как таковому не относятся, за редким исключением, которое связано с тем, что некоторые из таких луков обладают тактико-техническими характеристиками, позволяющими отнести их к разряду охотничьих или спортивных.
Деление луков на охотничьи, спортивные и предназначенные для отдыха и развлечения вызывает вопрос о боевых луках. Их отсутствие в указанной классификации позволяет дать, казалось бы, правдоподобное объяснение этому: боевые луки в настоящее время не являются табельным оружием ни в одной военизированной организации ни одной страны мира и не производятся в заводских условиях. Использование же мощных луков в специальных войсках США[4] является скорее исключением, чем правилом.
Но историко-этнографические материалы показывают, что и в отдалённые от нас периоды истории практически нет специального выделения в особую группу боевых луков. Приведём два примера.
Народы таёжной части Западной Сибири, ханты, манси, селькупы, использовали на охоте два типа луков - простой и сложный. Простой сегментообразный лук вырезался из берёзы и имел на концах зарубки для крепления тетивы. Сложный сигмообрзный лук собирался из двух слоёв дерева - внутреннего, вырезавшегося из берёзы, и внешнего - елового. Для повышения упругости между слоями дерева прокладывались лосиные сухожилия, и всё склеивалось рыбьим клеем. Сверху лук обматывался берестой на клею. Берёзовая пластина оказывалась длиннее, чем еловая и к ней приклеивались «рогульки» из высушенных черёмуховых веток для крепления тетивы. Размеры такого лука зависели от роста охотника, но в среднем с надетой тетивой он достигал полтора метра. Убойная сила стрелы такого лука была сравнима с убойной силой пули, выстреленной из современного ружья, и они так ценились, что принимались в зачёт ясака.[5]
Авторы этой работы о народах Западной Сибири специально указывают: "В древних обществах большое значение придавалось участию в охоте, как способу тренировки воинских формирований. Провести границу между системами производственного и военного обучения порой затруднительно… В результате каждый приобретает высокое мастерство в обращении с луком…"[6] И далее говорится: "Лук и стрелы - непременные атрибуты воина во всех перипетиях жизни".[7] Но нигде не говорится о специальных боевых луках. Поэтому следует принять то положение, что специальных, помимо тех, которые использовались на охоте, у этих воинов не было.
Аналогичные сведения имеются и относительно кочевников евразийского степного пространства (Деши-и-Кипчак), например, монголов. Г.В. Вернадский писал: "Лук и стрелы были стандартным вооружением монгольской лёгкой кавалерии. Каждый лучник обычно имел при себе два лука и два колчана. Монгольский лук был очень широк и принадлежал к сложному типу; он требовал по крайней мере ста шестидесяти шести фунтов натяжения, что было больше, нежели у английского длинного лука (см. рис. 1); его поражающая дистанция составляла от 200 до 300 шагов".[8] Далее: "Каждый монгольский мальчик начинал учиться держать в руках лук и стрелы в три года. Охота также рассматривалась как отличная тренировочная школа для взрослых воинов, насколько нам известно, из включённого в Великую Ясу статута об охоте".[9]
Таким образом, можно предположить, что изначально один и тот же лук применялся и на охоте, и в бою с врагом. Предпосылками к этому является то, что мощность лука для поражения крупных животных и человека должна была быть примерно одинаковой. А кроме того нарабатывался единый навык для прицельного выстрела на определённое расстояние из одного и того же лука.
Таким образом, можно предложить наименовать такой лук "единым (охотничье-боевым) луком", по возможной аналогии с пулемётом.[10]
Панию конструктивных частей лука, имеет смысл обратить внимание на терминологию, используемую в отечественной литературе и нормативных актах, для обозначения составных частей лука, которые также отличаются в трактовке различных авторов.
Наиболее подробные описания составных частей луков разной конструкции приведены в работах А.Ф. Медведева, Ю.С. Худякова, В.Е. Маркевича, М.В. Горелика, Вендалена Бехайма, П. фон Винклера.[11] Основные различия в наименовании конструктивных частей лука связаны с особенностями транскрибирования некоторых слов арабского и тюркского происхождения, а также с обозначение разными авторами одними и теми же терминами различных составных частей лука (см. таб. 1).
 

Таб. 1. Варианты описания частей лука в трудах разных авторов.

 
 Классификация луков, предлагаемая в отечественной литературе, также лишена однообразия. Как уже говорилось в предыдущих параграфах, Закон "Об оружии" 1993 года выделял охотничье и спортивное гражданское метательное оружие;[12] Федеральный Закон "Об оружии" 1996 года разрешает к обороту на территории Российской Федерации только спортивное метательное оружие.[13] Какое-либо указание на конкретную разновидность метательного оружия в обоих нормативных актах отсутствует. Кроме того, в ст. 8 Федерального Закона говорится о том, что официальным сборником, содержащим систематизированные сведения о гражданском и служебном оружии, разрешённом к обороту на территории Российской Федерации, является Государственный кадастр гражданского и служебного оружия и патронов к нему, однако, в него не включаются сведения о метательном оружии.[14] Не вызывает сомнения тот факт, что к категории метательного оружия относится и лук, хотя напрямую ни в Законе "Об оружии", ни в подзаконных нормативных актах об этом не говорится. Кроме того, в Законе речь идёт только о гражданском и служебном метательном оружии.
Автор данной работы не ставил перед собой цель полностью раскрыть классификацию всех производимых луков, однако, среди значимых с точки зрения криминалистики разновидностей луков можно выделить следующие:
-                              по целевому назначению: 
а) единые;
б) спортивные;
в) атипичные;
-                              по способу изготовления:
а) заводского изготовления;
б) самодельные;
-                              по конструкции:
а) простые;
б) усиленные;
в) сложные;
г) составные.
 
Под термином «атипичный лук» в данном контексте подразумевается оружие, как правило, самодельное, изготовленное с целью его применения в качестве единого (для охоты или в качестве орудия преступления). «Усиленным» является лук, имеющий на кибити дополнительные деревянные, роговые, металлические или пластиковые пластины, увеличивающие сопротивление плеч при натягивании тетивы. Кибить «сложного лука» изготавливается не из однородного материала (дерева, рога, пластика), а из нескольких материалов. Под «составным луком» подразумевается лук, конструкция которого позволяет отделить разные части кибити оружия друг от друга, например, при транспортировке, а затем снова собрать в единую конструкцию.
Вопросы, затрагивающие конструкцию различных луков и их тактико-технические данные, в отечественной нормативной литературе затронуты лишь в ряде изданий Экспертно-криминалистического центра МВД РФ[15] (см. § 1). В частности, в Методике испытаний гражданского холодного (метательного) оружия на соответствие криминалистическим требованиям 1995 г. упоминание луков сводится лишь к следующему: "усилие натяжения тетивы у луков для развлечения, которые не относятся к холодному метательному оружию, не должно превышать 20 кг; у охотничьих и спортивных луков, которые относятся к холодному метательному оружию, - свыше 20 кг, оптимальное - 30 кг."[16]
В Приложении № 9 Методики 1997 г., кроме этого, даются конструктивные особенности спортивного лука, при этом следует отметить категоричность, с которой ЭКЦ МВД России указывает конструктивный минимум данного вида оружия: " Луки спортивные должны состоять из корпуса, двух дуг с блоком или без него; затвора, тетивы"[17]. Каких-либо пояснений по поводу того, что подразумевается под "корпусом" лука и "затвором" в нормативном акте не даётся. При этом, согласно положения рассматриваемой Методики, " Луки спортивные и стрелы к ним в соответствии с требованиями Закона "Об оружии" подлежат обязательной сертификации, в рамках   которой   проводятся   их   испытания   на соответствие криминалистическим требованиям". Одним из обязательных "криминалистических требований", закреплённых Методикой, является "наличиенеобходимой совокупности конструктивных элементов"[18]. Таким образом, следую логике рассматриваемого документа, если спортивный лук не имеет "затвора" или "корпуса", оружием он признан не будет, независимо от его поражающих свойств. Кроме того, признак, определяющий «возможностьнанесения тяжких телесных повреждений, опасных для жизни и здоровья человека, холодным и метательным оружием» Криминалистическими требованиями 1998 г. предлагается устанавливать по «относительной глубине повреждений в мишени - сухой сосновой доске толщиной 30 - 50 мм, образующихся в результате применения клинкового холодного оружия. Установлено, что глубина внедрения клинка в сухую сосновую доску (при поперечном расположении волокон древесины относительно него) должна быть не менее 10 мм; - относительной глубине повреждений в специальной пластиковой мишени (разработка НИИСТ МВД России), имитирующей мышечные ткани человека (не менее 20 мм)»[19] 8. Нетрудно заметить, что, несмотря на то, что пункт определяет «возможностьнанесения тяжких телесных повреждений, опасных для жизни и здоровья человека, холодным и метательным оружием», речь идёт только о внедрении в мишень клинка холодного клинкового оружия. При этом даже если полагать, что приведённые параметры внедрения оружия в мишень применимы и для наконечников снарядов к метательному оружию, как было указано в Методике 1997 г.,[20] в разделе № 10 Криминалистических требований: «Луки спортивные и стрелы к ним» указано, что «Луки для отдыха и развлечений, не являющиеся метательным оружием, имеют… конструкцию стрелы, исключающую её проникновение в сухую сосновую доску на глубину более мм»,[21] а не 10 мм как указано в общем разделе.
Криминалистические требования 1998 г. предлагают классификацию спортивных луков, выделяя среди их числа:
"Лук «олимпик» - разборный лук, укомплектованный прицелом, полочкой для стрелы, системой стабилизаторов и плунжером. Для луков класса «олимпик» ограничений силы натяжения нет.
 Лук «компаунд» - разборный лук с системой блоков на плечах, укомплектованный прицелом, полочкой, системой стабилизаторов и плунжеров. В зависимости от видов стрельб усилие натяжения для луков класса «компаунд» ограничивается для мужчин и женщин 60 фунтами (27,2 кг).
 …Лук «баребау» - неразборный лук, ничем не укомплектованный. Ограничений в силе натяжения тетивы луков класса «баребау» нет"[22]. Таким образом, в последнем документе ЭКЦ МВД РФ несколько сгладил жёсткость требований, предъявляемых к конструкции спортивного лука.
Необходимо принимать во внимание, что Методика 1997 г. и Криминалистические требования 1998 г. затрагивают лишь спортивные образцы луков и луки для отдыха и развлечений. Охотничьи луки упоминаются лишь в связи с их запретом использования в качестве спортивных. Каких-либо криминалистических требований, предъявляемых к единым (охотничьим) лукам, ЭКЦ МВД РФ не выделяет. Однако, охотничьи луки являются одними из наиболее мощных, безусловно подпадающих под категорию метательного оружия. Поэтому логично будет предположить, что требованию "пригодности для поражения цели"[23] единые луки будут удовлетворять в рамках ограничений, предусмотренных Методикой и Криминалистическими требованиями, то есть в том случае, если усилие натяжения тетивы будет свыше 14 кг и глубина внедрения наконечника стрелы в сухую сосновую доску свыше 8 мм (свыше 15 мм при стрельбе по биоманекену).[24] Признак "предназначенности для поражения цели",[25] обусловленный конструкцией исследуемого объекта, для единых луков будет складываться, по нашему мнению, из наличия таких минимально необходимых основных конструктивных частей как кибити (плоской пружины) и тетивы. Прицельные приспособления, стабилизаторы, устройства фиксации положения тетивы и стрелы относительно лука или стрелка, обычно присущие спортивным лукам, а также другие возможные приспособления для единых луков будут являться факультативными и не влияющими на выводы экспертного исследования.
Ни в одной из рекомендаций ЭКЦ МВД России не приведено обоснования установленных Центром величин, характеризующих усилие натяжения тетивы луков и арабалетов и глубину внедрения поражающих элементов снарядов этих видов оружия в специальные мишени. К сожалению, требования к объёму диссертационного исследования не позволяют нам детально рассмотреть данный вопрос, в связи с чем в качестве оптимальных величин, дающих цифровое выражение таким характеристикам упомянутых выше конструктивных типов метательного неогнестрельного оружия, как усилие натяжения тетивы и глубина внедрения поражающего элемента в пакет сухих сосновых досок или биоманекен, мы условно принимаем данные, приведённые в рекомендациях ЭКЦ МВД России.
Опираясь на указанную выше работу Ю.С. Худякова[26], в которой, на наш взгляд наиболее подробно описывается конструкция лука, можно предложить следующие обозначения основных конструктивных частей единого (охотничьего или боевого лука):
-            кибить - рабочая часть лука, являющаяся плоской пружиной и предназначенная для сообщения снаряду энергии, необходимой для поражения цели;
-            тетива - часть лука в виде нити или троса, служащая для сгибания кибити и передачи усилия разгибающейся кибити на стрелу;
-            спинка кибити - сторона кибити, направленная при стрельбе в сторону цели;
-            внутренняя сторона кибити - сторона кибити, направленная при стрельбе в сторону тетивы;
-            рукоять кибити - место удержания кибити ладонью стрелка при стрельбе;
-            плечо кибити - гибкая часть кибити, предназначенная для натяжения тетивы;
-            рог кибити - часть кибити, предназначенная для крепления тетивы;
-           ушко рога кибити - вырез рога кибити, предназначенный для надевания тетивы (см. рис. 4).
Более сложную конструкцию имеют спортивные луки. Спортивные луки в отечественной литературе описаны достаточно подробно и могут служить базой для дальнейшей классификации. Первые спортивные луки были изготовлены по образцу прямых лу­ков — самых древних и распространенных. Изготовляется он обычно из дерева. Форма этого лука и применяемый материал не полностью отвеча­ли требованиям спортивной стрельбы, что и послужило причиной создания ряда луков нового типа.
Спортивные луки в настоящее время подразделяются по:
1) форме плеч в натянутом положении;
2) материалу;
3) размещению стрелы относитель­но оси симметрии;
4) конструкции;
5) способу применения.[27]
1. По форме плеч в ненатянутом положении луки делятся на следую­щие типы: прямой, изогну­тый открытый, изогнутый сжатый, изогнутый закрытый, глубокий (см. рис. 5).
2. По материалу изготовления лу­ки подразделяются на деревянные, металлические,    стеклопластиковые, комбинированные стеклопластиковые.
Деревянный лук предназначен для обучения новичков. Он состоит из двух плеч, склеенных из трех тонких ясеневых пластин, соединенных меж­ду собой рукояткой. Форма плеч выбрана так, чтобы полностью использовалась упругость дерева и лук сохранял свои упругие качества. Си­ла натяжения луков — 14—20 кг.
Деревянные луки, по мнению Г.А. Гордиенко, бывшего государственным тренером СССР по стрельбе из спортивного лука, имеют следую­щие недостатки, которые ограничи­вают их применение:
с изменением температуры и влаж­ности воздуха сила лука меняется, что нарушает стабильность прицели­вания и снижает результаты стрель­бы;
эти модели недолговечны — при усиленной тренировке они "садятся" и становятся слабее. Кроме того, недолговечность деревянных луков связана с тем, что их плечи ломаются, так как очень сложно подобрать однородную древесину для их изготов­ления.
Металлические луки в основном имеют две конструкции: трубчатые (стальные) и плоские (дюралевые). Дюралевые изготовляются из спла­вов V-95, Д-16 «Т» и других марок.
У металлических луков разнооб­разная форма. Изготовляемые в пос­ледние годы имеют такую, которая заставляет работать плечо во всех его точках. Эти луки свободны от некоторых недостатков, присущих деревянным, но имеют и свои, основные недостатки: модели, изготовляемые из сплавов марки V-95, недолговечны в силу ма­лой способности этого металла к ко­лебательным движениям. Луки из материалов других марок подвержены деформации и со временем слабеют. Поломка металлического лука, как правило, приводит к травме спорт­смена, поэтому они небезопасны. Облегчение концов плеч лука, не­обходимое для придания им большой резкости при выпуске тетивы, застав­ляет делать их узкими. Из-за этого появляется вихреватость в изогнутых концах плеч. Отсюда, при натяже­нии и выпуске движение тетивы про­исходит не в одной плоскости и не стабильно. Даже при отсутствии вихреватости под действием пальцев, на­тягивающих тетиву, в момент её спуска происходит увод концов в сторону, из-за чего отбрасывается стрела и   ухудшается результат стрельбы. Поэтому металлический лук требует очень «строгой» стрель­бы.
Луки из стеклопластика. Стекло­пластик как материал придал луку некоторые положительные качества. Но прямая форма, принцип использо­вания упругости за счет сгиба делают отдачу при спуске тетивы нерезкой, вялой и практически не позволяют стрелять на 90 м с прицеливанием от подбородка. Отдача при выпуске тетивы передается иногда на голову стрелка.
Комбинированный стеклопластиковый лук. В настоящее время наибо­лее качественными в эксплуатацион­ном отношении и по точности стрель­бы являются модели, плечи которых изготовляются из стеклопластика с применением эпоксидных и других смол. Эти луки с центральным расположением стрелы, относительно оси кибити, и их плечи таковы, что они работают равномерно в каждой своей точке. Сейчас многие предприятия выпуска­ют отдельно плечи и рукоятки (руко­ятки — из легкого сплава).
В результате длительных испыта­ний форм зарубежные фирмы и отечественные конструкторы создали ряд образцов комбинированных стеклопластиковых луков.
У луков новых форм сильно вы­раженная изогнутость концов плеч в противоположную натяжению сторо­ну. Плечи у таких моделей плоские, а их изгиб и общий угол в рукоятке по­ложительно влияют на качество лука, увеличивая скорость выброса стрелы при меньшей силе натяжения. Мате­риал, который применяется при изготовлении пластика, состоит из стеклонитей (или стекла-жгута), пропитан­ных эпоксидной или другими смолами и специально обрабатываемых в тер­мопечи.
Такой однонаправленный пластик имеет минимальный коэффициент рас­тяжения и сжатия. Пластик (толщи­ной около 1,0 мм), наклеенный спец­клеем с двух сторон на клин дерева (который в толстом конце имеет тол­щину около 4—6 мм, а в тонком — 1,0—2,0 мм), — лучший материал для плеча. Плечо из такого материала очень упругое, отличается резким действием при выпуске стрелы.
Плечи комбинированных луков легки и долговечны в работе. Соеди­нённые рукояткой, они являются луч­шими образцами луков, существую­щих в настоящее время. Такие луки при небольшой прилагаемой силе (по­рядка около 15—22 кг) с большой скоростью посылают в мишень стре­лу при низкой траектории её полета.
Испытания скорости полета стре­лы из различных луков (при одних и тех же величинах натяжения тетивы, силе лука и стрелах) показали, что наибольшую скорость имеют стрелы, выпущенные стеклопластиковым ком­бинированным луком, а наимень­шую — прямым деревянным и стеклопластиковым.
3. По размещению стрелы относи­тельно продольной оси лука модели делятся на центральные и периферийные (см. рис. 6).
В периферийных моделях ось стре­лы проходит сбоку продольной оси лука. Эти луки преобладали длитель­ное время, и только появление рукоя­ток из легких сплавов, давших воз­можность закреплять плечи без де­формации рукоятки, позволило конст­рукторам создать центральные луки.
В центральных ось стрелы прохо­дит через продольную ось симметрии лука. Такие модели начали изготов­лять в последние годы. Стрела, вы­пущенная из центрального лука, име­ет меньшую деформацию (изгиб) при вылете, и полет её происходит в плос­кости выстрела.
Конструкторы продолжают рабо­тать над созданием «центральных» лу­ков. Сделан целый ряд приспособле­ний и устройств в луке, обеспечиваю­щих его устойчивость в момент выст­рела: стабилизаторы различных ви­дов, прицелы, полочки с подвижными боковинками и другие. Применение этих приспособлений гарантирует вы­сокую точность попадания стрел в мишень.
4. По конструкции изготовления луки делятся на сплошные (цельные) и разборные.
Основным типом луков со време­ни их появления и до настоящего вре­мени является сплошной. Новые ма­териалы (стеклопластиковые пласти­ны и т. п.) позволили конструкторам создать разборные модели, которые обладают рядом положительных ка­честв.
Разборные конструкции первона­чально изготовляли с деревянными и металлическими рукоятками, с труб­чатыми металлическими плечами, де­ревянными и стеклопластиковыми.
Они обладают целым рядом недостат­ков. Только последние модели имеют превосходство над сплошными лука­ми. Разборные луки, как правило, центральные: технология их изготов­ления значительно проще, легче уст­раняются недостатки. У этих луков можно заменить плечи, если они вы­шли из строя или если нужно изменить силу натяжения. Разборные кон­струкции более удобно упаковывать и провозить в транспорте.
Некоторые модели имеют неслож­ное устройство, позволяющее изме­нять их силу за счет увеличения или уменьшения угла соединения плеч и рукоятки.
5. По способу применения луки подразделяются так, как это опреде­лено Международной   федерацией стрельбы из лука (ФИТА). Культиви­руются следующие виды спортивной стрельбы:
а) стрельба по мишеням, прикреп­ленным к щитам на дистанциях 18, 25, 30, 50, 60, 70 и 90 м (на откры­тых площадках и в закрытых поме­щениях);
б) полевая стрельба по отдельно стоящим мишеням на 14 дистанциях (позициях);
в) стрельба по горизонтально раз­мещённой мишени на 125 и 165 м;
 г) стрельба на дальность.
 Для указанных видов стрельбы необходимы луки, которые должны отвечать определенным требованиям согласно правилам соревнований. Лу­ки для этих стрельб между собой раз­личаются только по силе, устройству прицела и полочки для стрелы.
В настоящее время выработаны определенные требования к формам и конструкциям спортивных луков, основные из которых следующие:
1. Лук должен обладать наиболь­шей мощностью. Форма кривой на графике силы лука должна быть выгнута вверх, время прохож­дения тетивы должно быть минимальным, дальность полёта стрелы должна быть максимальной (см. рис. 7).
Стрелок из современного лука, преодолевающий силу натяжения по­рядка 15—22 кг, должен стрелять по мишени, установленной на 90 м с прицеливанием от подбородка.
Траектория полёта стрел из такого лука низкая, а сам полёт их быстрый.
 2. Натяжение   тетивы   должно быть такое, чтобы перепад сил упру­гости
происходил равномерно. Это возможно только при условии, что первоначально к тетиве будет прило­жена достаточно большая сила. В конце натяжения тетивы стрелок не должен чувствовать резкого увеличе­ния перепада в приложенной силе.
Мягкая работа, то есть такое натя­жение, когда наращивание силы идет без рывков, постепенно способствует лучшей фиксации стрел.
3. Лук должен быть центральным. Это условие необходимо соблюдать для того, чтобы на стрелу, отрываю­щуюся от тетивы, меньше влияло дополнительное боковое сопротивле­ние и стрела получала бы минимальное колебательное движение. Практи­чески это проверяют при прицелива­нии: прицел и стрелу проектируют на продольной оси лука.
4. Форма плеч должна способство­вать получению максимальной мощ­ности при выстреле. В натянутом положении плечи в изгибе (как верхнее, так и нижнее) должны быть идентич­ны по форме.
5. В форме плеч лука не должно быть вихреватости. Это значит, что поверхности верхнего и нижнего плеч должны находиться в параллельных плоскостях, а про­дольная ось лука должна лежать в плоскости стрельбы. В этой же плос­кости должно происходить движение загнутых концов лука в момент вы­пуска тетивы.
6. Форма лука должна способст­вовать его прочности и долговечнос­ти. Форма эта зависит от того, какое сопротивление   может   выдержать стеклопластиковая пластина и древе­сина при изгибе, и от способности клея соединять данные материалы.
7. Движение гнезда на тетиве с хвостовиком стрелы должно проис­ходить как можно ближе к прямой линии (а не по дуге). Это способст­вует вылету стрелы прямолинейно без дополнительного изгиба в вертикальной плоскости.
8. Лук должен иметь приспособле­ние для прицеливания и фиксирова­ния длины натяжения стрелы.
9. Для устранения и гашения ко­лебательных движений, возникающих в момент выстрела, лук должен иметь стабилизаторы.
Перечисленные требования к кон­струкции лука учитываются при из­готовлении стеклопластиковых комбинированных спортивных моделей.
Г. А. Гордиенко, государственный тренер СССР по стрельбе из спортивного лука, предлагает следующее описание составных частей лука и их наименование[28] (см. рис. 8). Спортивный лук состоит из основы, верхне­го и нижнего плеч, тетивы, полочки для стрелы, фиксатора натяжения, прицела и стабилизаторов. Кроме того спортивный лук может быть оснащён различного рода приспособлениями, облегчающими прицеливание и стрельбу, в качестве которых обычно выступают: кликер - плоская пружина, закреплённая на рукоятке лука, определяющая (щелчком) момент прохождения наконечником стрелы контрольной отметки; киссер - приспособление, устанавливаемое на тетиве лука для фиксации её положения относительно губ или кончика носа стрелка; плунжер - механическое устройство, регулирующее положение стрелы относительно лука; палиспастный (блочный) механизм - устройство, состоящее из пары блоков, закреплённых на концах плеч лука с пропущенным через них в виде восьмёрки тросом, позволяющее облегчить натягивание тетивы за счёт её движения по особым кинематическим схемам, а также обеспечивающее ровный выброс стрелы, независимо от места натяжения тетивы. Силы натяжения у луков для взрос­лых спортсменов: женщин — 14—19 кг, мужчин — 15—25 кг. У луков для юношей и девушек эта сила рав­няется 8—12 кг.
Рукоятку современного разборно­го лука изготовляют из легкого ме­талла — магниевого сплава, из этого сплава рукоятки изготовляют путем отливки, что гарантирует их идентич­ность. Прицельное окно в таких руко­ятках имеет расстояние от продольной оси лука около 9—12 мм, что поз­воляет размещать на этой оси стрелу и регулировать её выход в плоскости стрельбы.
Основное   условие   закрепления плеч в рукоятке — отсутствие люфтов в месте крепления. Способы крепления плеч и рукоятки разнообраз­ные.
Рукоятки луков изготовляют не­скольких размеров, которые зависят от длины конструкций. Наиболее распространены следующие размеры ру­кояток: 24 дюйма — 60,9 см 22 дюйма — 55,8 см 20 дюймов — 50,8 см. В указанные рукоятки плечи встав­ляют двух-трёх размеров.
Наиболее распространены разме­ры луков 173 см (68 дюймов), 167,6 см (66 дюймов), 160,0 см (63 дюйма).
Длина лука измеряется по раз­вёртке плеч и рукоятки.
 Тетива слу­жит для сгибания плеч лука и передачи усилия разгибающих плеч на стрелу, в результате чего стрела по­лучает движение.
В соответствии с правилами сорев­нований по стрельбе из лука к тетиве предъявляются следующие требова­ния: лук должен быть снабжен одной тетивой, закрепленной только между двумя его концами; лук должен на­ходиться в одной руке, удерживающей его за рукоятку, в то время как пальцы другой натягивают, удержи­вают и выпускают тетиву.
Тетива лука может состоять из любого количества нитей материала, выбранного для этой цели.
Чтобы предохранить тетиву от разрыва, разрешается оплетать её петли и середину. Обмотка не долж­на находиться выше носа стрелка.
На тетиве можно установить прис­пособление, служащее для фиксации губ или носа стрелка.
На тетиве запрещается устанавли­вать какие-либо диоптрические при­способления, отметки или другие устройства, помогающие при стрельбе.
Тетива во время выстрела выдер­живает значительные усилия, а также она должна выдерживать большое количество выстрелов, то есть обла­дать большой прочностью. Кроме того, тетива должна быть лёгкой и во вре­мя выстрела как можно мягче пере­давать вибрацию лука на стрелу, и в то же время тетива должна минимально растягиваться.
В начальный период спортивной стрельбы, когда не было нитей типа лавсановых, тетиву изготовляли из специально обработанных жил живот­ных, из льняной нити типа «Макей» и тому подобных материалов.
В настоящее время тетива делает­ся из нитей лавсана, дакрона, кевлара.
Правильно изготовленная (и при хорошем содержании) тетива долж­на выдерживать 5000—10000 выстре­лов.
Опыт показал, что для этого она должна выдерживать нагрузку   в семь раз большую, чем сила лука.
Тетива, надетая на лук, не долж­на иметь провисающих нитей. Как правило, такое случается, если обма­тывают с неодинаковым натяжением нити.
Предохранительную обмотку на середине тетивы делают, когда она надета на лук. Нити без обмотки не должны при движении тетивы заде­вать за крагу или напальчник.
Гнездо для стрелы на тетиве долж­но быть расположено на 3—6 мм в сторону верхнего плеча (но может быть выше или ниже, это зависит от формы сгибания плеч).
Прицел служит для наведения лу­ка в положение, обеспечивающее по­падание стрелы в мишень (см. рис. 9). Полёт стрелы происходит по траектории, кото­рая на разных дистанциях имеет раз­личные углы возвышения, поэтому прицел должен обеспечивать установ­ку мушки на различных углах возвы­шения. В соответствии с правилами соревнований прицел, установленный на луке, должен перемещаться по вы­соте для установки дальности стрель­бы, а также влево-вправо. Он не дол­жен состоять из призм, линз и дру­гих телескопических устройств, инди­каторов уровня или электронных уст­ройств и не может состоять более чем из одного прицельного устройства.
Прицел состоит из вертикальной линейки (прицельная планка), по ко­торой двигается подвижная каретка (движок), которая служит для уста­новки угла возвышения. Движок и планка закрепляются зажимным вин­том. Для перемещения движка на некоторых прицелах на вертикальной линейке нарезаются зубцы, при помо­щи которых перемещается движок. Имеются прицелы, в которых движок перемещается при помощи вертикаль­ного винта.
На движке есть горизонтальный винт, к которому крепится мушка или кольцо с ней. Мушка при помо­щи винта перемещается горизонталь­но, влево-вправо.
Для отметки угла возвышения на вертикальную линейку наносят деле­ния. Деления также наносят на дви­жок для установки величины пере­движения мушки влево-вправо.
Прицел устанавливают и закреп­ляют так, чтобы он не имел люфтов и не сбивался во время выстрела.
Движок должен иметь минималь­ные люфты при перемещении по вер­тикальной планке, быстро и легко за­крепляться.
Винт для мушки также должен иметь минимальные люфты и закреп­ляться контргайкой или другим спо­собом, гарантирующим мушку от са­мопроизвольного перемещения.
В тех прицелах, где снимается подвижная каретка или прицел с вы­носной линейкой по окончании стрельб, установление подвижной ка­ретки с мушкой перед новой стрель­бой должно гарантировать и установ­ку угла возвышения на требуемых местах. Мушка должна быть тёмного матового цвета. Сам прицел жела­тельно окрашивать в чёрный.
Полочка для стрелы предназначе­на для опоры стрелы на луке.
Полочка состоит из ос­нования, собственно полочки и боковинки.
Её основание устанавливается со стороны прицельного окна, на высо­те 15—18 мм от выреза рукоятки. При этом ось боковинки (место, где стрела прикасается к луку) устанав­ливается на вертикальной линии, идущей от упора на рукоятке лука. Боковинка должна переме­щаться для установки стрелы в плос­кости выстрела при помощи специаль­ного винтового устройства или путем замены толщины подкладки под основанием полочки.
Боковинку   устанавливают так, чтобы ось стрелы проходила через плоскость выстрела или же наконеч­ник стрелы отклонялся не больше, чем на 6 мм от плоскости стрельбы.
Боковинка и полочка должны из­готовляться из материала, который был бы одновременно и прочным и гладким, не оказывал бы сопротивле­ния при прохождении выпущенной стрелы и мягко воспринимал удары её или оперения.
Полочки делают из капрона, поли­стирола, фторопласта и других мате­риалов.
Во время стрельбы полочка не должна перемещаться по вертикали, чтобы не изменять угол возвышения и не выводить стрелу из плоскости стрельбы. Боковинка не должна перемещаться вправо-влево. Если она подпружинивает, то пружина должна быть настолько сильной, чтобы про­тивостоять давлению кликера на стре­лу, а стрелы — на боковинку.
Стабилизатор предназначен для стабилизации положения лука, то есть для сохранения его относительного покоя в момент выстрела. Устройст­во стабилизатора позволяет гасить колебательные движения рукоятки, образованные за счёт разгибания плеч в момент выпуска, движения и отрыва стрелы от тетивы,
Правильно установленные и отре­гулированные стабилизаторы обеспе­чивают и правильный выход стрелы и её полет, отчего повышается кучность стрельбы.
Стабилизатор состоит из стакана (компенсатора), стержня и грузиков. Он соединяется с луком при помощи резьбовых втулок, имею­щихся в рукоятке, и винта на стака­не, который ввинчивается во втулку. В стакане есть устройство, амортизи­рующее движение стержня с грузом при помощи резиновых прокладок или пружин. Амортизация стержня регулируется гайкой, имеющейся на стакане.
Стержень, как правило, состоит из дюралевой трубки или стально­го прута. На концах имеет резьбу: с одного — для ввинчивания в стакан, с другого — для установки грузиков. Длина стержня бывает различной — от 200 до 800 мм.
Грузики весом около 100 г кре­пятся на стержень. Можно одновре­менно крепить их несколько. В неко­торых конструкциях грузики можно перемещать по стержню, это облегча­ет подбор стабилизаторов. Часть стрелков применяют компенсирующее устройство, установленное на стерж­не центрального стабилизатора.
В последние годы стали приме­няться V-образные   стабилизаторы, которые полнее выполняют функции по сохранению покоя рукоятки в мо­мент выстрела, поэтому сразу же нашли широкое применение (см. рис. 10).
V-образная конструкция состоит из 3-х стабилизаторов, связанных меж­ду собой при помощи планки. Соеди­нительная планка имеет два шарнир­ных или других приспособления, по­зволяющих двум стабилизаторам из­менять углы по высоте или между собой. Передний стабилизатор без компенсатора соединяется с рукоят­кой лука при помощи переходного винта, который одновременно крепит соединительную планку.
Основное условие подбора стаби­лизатора заключается в создании сис­темы, включающей в себя рукоятку лука, плечи и стабилизаторы, и кото­рая в момент отрыва стрелы обеспе­чивает идентичное прохождение, ров­ный полёт стрелы и кучность при попадании в мишень.
Правильно подобранные стабили­заторы должны сохранять лук в руке стрелка в вертикальном положении или иметь некоторый наклон верхнего плеча вперед.
Держать лук для проверки верти­кальности надо двумя пальцами, большим и указательным, в районе геометрического центра лука чуть впе­ред от точки упора руки.
Нужного положения добиваются, добавляя грузики на стержень.
Во время стрельбы рукоятка и плечи перемещаются в   плоскости стрельбы. Положение лука может из­мениться только после того, как стре­ла покинет его.
При подборе стабилизаторов в на­чале стрельбы нужно определить ко­личество, размер и место их установ­ки, количество грузиков па стержнях, а при V-образной конструкции — и уг­лы их установки; вертикальность положения лука, правильность вылета и полёта стрелы.
Таким образом, отличительной особенностью спортивных луков, по нашему мнению, будут являться такие признаки как наличие рукоятки, асимметрия кибити (дифференциация верхнего и нижнего плеча), наличие прицельных приспособлений, полочки для стрельбы, стабилизаторов и различного рода приспособлений для обеспечения правильного положения тетивы и стрелы перед выстрелом (плунжер, киссер, кликер и т.д.).
Установление относимости объекта к лукам проводится в соответствии с методическими основами судебной экспертизы метательного неогнестрельного оружия (см. § 4 главы 1).
На подготовительной стадии эксперт должен ознакомиться с постановлением о назначении экспертизы, уяснить для себя вопросы, подлежащие разрешению. При необходимости решается вопрос со следователем о возможности уточнения или корректировки вопросов, поставленных перед экспертом,[29] о выяснении следственным путём особенностей снарядов, использовавшихся с представленным луком (в процессе проведения осмотра места происшествия, производства обысков и выемок, проведения допросов и т.д.). Он проверяет характер упаковки объектов, его состояние и соответствие указаниям в препроводительных документах. При необходимости ходатайствует перед следователем о предоставлении дополнительных сведений об условиях хранения и использования лука лицом, у которого лук был изъят, а также после его доставления в орган внутренних дел.
Учитывая неразработанность методики исследования метательного неогнестрельного оружия и необходимость действовать "по аналогии" с методикой исследования огнестрельного и холодного оружия, в отдельных случаях эксперту необходимо составить план исследования.
В случае необходимости на подготовительной стадии эксперт может направить следователю запрос о предоставлении дополнительных материалов (например, всех стрел, обнаруженных у обвиняемого, или ящика с инструментами, который был обнаружен у владельца арбалета).
Аналитическое исследование посвящается тщательному исследованию каждого из представленных объектов.
Визуальным осмотром устанавливается:
1.                                  конструкция, форма и размеры лука (цельная, разборная; наличие рукоятки; наличие прицельных приспособлений; наличие полиспастной системы блоков; наличие стабилизаторов, полочки для стрельбы и т.д.);
2.                                  наличие тетивы и её соотношение с кибитью в момент доставки в экспертное подразделение (тетива надета на оба конца кибити или нет);
3.                                  длина и диаметр тетивы, материал и технология её изготовления; наличие и размеры концевых петель тетивы; характер узлов в петлях; наличие предохранительной обмотки тетивы.
Если лук и тетива доставлены раздельно, то тетива надевается на лук, измеряется длина лука по тетиве и расстояние от тетивы до средней части кибити лука.
Необходимо произвести экспериментальные натяжения лука до положения, оптимального для производства выстрела.
Усилие натяжения тетивы лука замеряется при помощи специального устройства, разработанного ООО "НОРМОТЕСТ-ТЕХИНВЕСТ".[30]
Далее исследуются снаряды:
4.                                  конструкция (наличие основных частей), общая длина;
5.                                  материалы, размеры и конструкция наконечника, наличие у него определённых деталей, способ крепления на древке;
6.                                  материал, конструкция и размерные данные древка;
7.                                  наличие, конструкция и материал оперения, его размеры и крепление;
8.                                  наличие, конструкция и материал хвостовика, как специальной детали стрелы, характер и размеры выреза в заднем торце стрелы.
Если перед экспертом поставлены вопросы, затрагивающие возможность применения данных снарядов с представленным луком или выяснение факта их применения с этим луком в прошлом, необходимо сопоставить размерные данные снаряда с длиной хода тетивы при отведении её в положение, необходимое для производства выстрела, особенности хвостовика стрелы (глубину и толщину прорези) с диаметром тетивы. Дополнительные сведения можно получить, исследовав микрочастицы тетивы, лакокрасочного покрытия рукоятки лука и снаряда, однако подобные исследования рамками экспертизы метательного оружия не охватываются.
В случае поступления лука в экспертное подразделение со снарядом или комплектом снарядов, а также при выяснении возможности применения конкретных снарядов в данном луке необходимо произвести экспериментальные выстрелы. Очевидно, что такие выстрелы необходимо производить с соблюдением мер безопасности: в специальном тире, на стрельбище; с учётом механизма действия лука; с посылкой стрелы в мишень, которая укреплена на мате, способном остановить стрелу, не повреждая её.
В ходе экспериментальных выстрелов необходимо с нескольких дистанций (1, 3, 5, 10 м) послать стрелу в сухую сосновую доску (толщиной 30-50 мм), установленную на предохранительный мат. По результатам таких экспериментов измеряется глубина внедрения острия стрелы в доску, что служит дополнительным указанием на поражающие способности арбалета и снаряда.
Если на исследование представлены стрелы с разными по конструкции наконечниками, то эксперименты необходимо провести с каждым из видов. Однако, по нашему мнению, в случае отсутствия снарядов к представленному луку достаточным показателем поражающей способности лука будет являться усилие натяжения тетивы при соответствии остальных конструктивных критериев. Поскольку любые разновидности снарядов к луку обладают определённым максимальным пределом массы, можно сделать вывод о том, что наличие у лука усилия натяжения тетивы, превышающего установленное значение (14 кг)[31], является достаточным основанием полагать, что снаряду будет сообщён потенциал энергии, обладая которым он сможет причинить человеку повреждения, опасные для его жизни или здоровья.
Однако, в целях придания заключению эксперта большей доказательственной силы можно предложить вариант производства экспериментальных выстрелов стрелами, заранее приобретёнными экспертом специально для этих целей. В качестве таких стрел могут выступать спортивные стрелы разной длины и массы, однако, необходимо учитывать особенности наконечников спортивных стрел и стрел для единого лука. Последние часто оснащены режущими кромками либо обладают формой, способствующей максимальной глубине внедрения в цель, в отличие от наконечников стрел для спортивных луков. В этом случае эксперту необходимо исходить из конструктивных особенностей изъятого лука, определяющих его специальное целевое назначение.
Поскольку при проведении экспертизы и производстве экспериментальных выстрелов оценивается абсолютная способность лука наносить повреждение, опасное для жизни или здоровья человека, по видимому, нет необходимости устанавливать максимальную дистанцию, на которой будет сохраняться повреждающая способность снаряда, если подобный вопрос напрямую не сформулирован в постановлении о назначении экспертизы.
Сравнительное исследование, по нашему мнению, заключается в сопоставлении конструкции исследуемых объектов (лук, снаряды) с данными, содержащимися в информационных листках метательного неогнестрельного оружия, прошедших сертификацию на соответствие криминалистическим требованиям в ЭКЦ МВД России, а также в различной спортивной, справочной и исторической литературе. Кроме того, экспертам, специализирующимся в области исследования метательного неогнестрельного оружия целесообразно было бы иметь собственный фонд иллюстрационных и справочных материалов о конкретных образцах метательного оружия. В ходе сравнительного исследования устанавливается совпадение или различие признаков конкретных объектов с описанными в указанных источниках образцами.
Синтез результатов исследования должен позволить составить суждение о том, что данный объект по своим конструктивным данным относится к типу лука (единого или спортивного), обладает определённой мощностью, позволяющей накапливать достаточное количество мускульной силы человека, а стрелы снабжены наконечниками, способствующими их внедрению в твёрдую преграду, какой может быть и тело человека. Это позволяет отнести представленные объекты к метательному неогнестрельному оружию, пригодному для действенной стрельбы на определённой дистанции.
 
§ 2. Криминалистическое исследование арбалетов.
 
Как уже отмечалось в предыдущих параграфах, у учёных нет однозначного мнения относительно происхождения арбалета. Существуют две основные версии: арбалет является уменьшенным вариантом осадных орудий[32] либо представляет собой лук, закреплённый на ложе (станке)[33]. Однако, однозначной остаётся позиция учёных относительно того, что несомненными преимуществами арбалета, по сравнению с луком (изобретение которого хронологически предшествует появлению арбалета), является способность первого в течение определённого времени сохранять положение готовности к немедленному производству выстрела (состояние натянутого лука) без каких-либо действий со стороны стрелка, а также бульшая, по сравнению с луком, мощность этого вида оружия. Также допустимым, по нашему мнению, является предположение, что такие средства пассивной охоты как настораживаемый (статический) самострел и черкан представляют собой самостоятельную ветвь развития охотничьего оружия и возникли раннее арбалетов, то есть являются промежуточным звеном между луком и арбалетом.[34]
Одной из основных проблем методики криминалистического исследования арбалетов является проблема конструктивного минимума арбалета как оружия. Так, согласно "Методике испытания гражданского холодного, метательного оружия и изделий, конструктивно сходных с таким оружием, на соответствие криминалистическим требованиям" ЭКЦ МВД РФ 1997 года, являющейся обязательным нормативным актом для всех экспертно-криминалистических подразделений МВД России при проведении экспертных исследований, арбалет конструктивно должен состоять из следующих основных частей и механизмов:
9.                                  лука (дуги) с тетивой;
10.                             корпуса (станка);
11.                             фиксирующего и спускового механизмов;
12.                              приклада с упором для плеча или рукоятки пистолетного типа;
13.                             механизма для натягивания тетивы или стремени (упора для ноги) при ручном натяжении тетивы;
14.                             прицельного устройства (состоящего из мушки и целика, диоптрического, рамочного либо лазерного прицела и др.).[35]
Однако в научной литературе неоднократно встречаются сведения о том, что простейший арбалет состоял лишь из лука, укреплённого на ложе. Тетиву лука натягивали в положении полулёжа, упираясь ступнями ног во внутреннюю поверхность лука, откидываясь назад и используя усилие мышц спины (см. рис. 11). Тетиву натянутого лука зацепляли за зарубку или выступ в казённой части ложа арбалета, откуда выталкивали её большим пальцем (пальцами) правой руки.[36]
 Таким образом, такой арбалет не имеет ни спускового устройства, ни прицельных приспособлений, ни устройств для натяжения тетивы, но обладает достаточным комплексом конструктивных частей, необходимых для производства выстрела и поражения цели.
Следовательно, конструктивным минимумом любого арбалета является наличие конструкции ложа с простейшим устройством для фиксации тетивы и закреплённого на ней лука.
Арбалеты, сведения о которых дошли до наших дней, обладали различной сложности конструкцией. Они состояли из ложа (станка, сохи)[37], лука (полосы)[38], тетивы, в некоторых случаях - натяжного устройства и   спускового устройства[39]. В отношении выпускаемых снарядов различают обычные арбалеты, ме­тавшие болты, и баллестры или аркебузы, стрелявшие металлическими пулями, камнями, а на охоте глиняными шариками (последние оснащались металлическим стволом с прорезями по бокам для тетивы). В конце XVI века появляются арбалеты легкого типа — шнепперы.[40]
Материалом для лука арбалета служило дерево, которое, в силу малой упругости, употреблялось только для простого оружия а также сталь и рог. Стальные луки, несмотря на большую упругость, имели тот недостаток, что при холоде легко разламывались. Поэтому зимой охотнее использовали арбалеты с луком из многослойных пластин оленьего рога, обернутые лыком (берестой) и обтянутые пергаментом.
Прочное соединение лука с ложем — существенное условие для функционирования арбалета. Осуществлялось оно первоначально с помощью шнуров или кожаных ремней, которые не только охватывали ложе и лук, но и удерживали кольцеобразное стальное стремя. В конце XV столетия в Испании и Италии лук стали крепить с помощью двух металлических петель, расположенных по обеим сторонам ложа, и пары клиньев, идущих навстречу друг другу через отверстия в ложе. Клинья позволяли намертво прижать лук к основанию ложа. В маломощных охотничьих арба­летах лук расклинивался непосредственно в отверстии ложа.
Стальные луки, обладаю­щие при незначительной толщине довольно большой уп­ругостью, не нуждаются в значительном   натяжении, тогда как у деревянных и роговых луков ход тетивы должен быть значительным. Для надевания тетивы на мощный стальной лук деформировать его нужно бы­ло весьма незначительно, а менее мощные и деревянные луки необходимо было сначала изогнуть из нейтрально­го положения в рабочее. Лук из выгнутого положения переводят в прямое, а затем в боевое. При надетой те­тиве лук уже наполовину ис­пользовал возможную для него деформацию. У сложных луков тетива должна быть гораздо крепче, чем у стальных, так как она постоянно испытывает значительное усилие растяжения.
Фиксирующее устройство претерпело существенные изменения, от самых простейших до самых хитроумных форм, хотя почти все эти системы постоянно возвращались к первоначальной схеме. О самом примитивном, а потому, наверное, и самом древнейшем, (удерживание тетивы в зарубке ложа и спуск её пальцами руки) мы говорили выше. Следующее по времени изобретения устройство представ­ляет из себя гнездо, выре­занное в ложе, в котором размещена костяная шайбочка (изготовленная из копыт или рога оленя), выступаю­щая над поверхностью ложа менее чем наполовину, так что она должна совершать лишь вращательное движение в гнезде. Эта шайба, называемая «орех», в выступаю­щей части снабжена зарубкой для тетивы, а напротив име­ется зарубка для спускового рычага, В ранних арбалетах «орех» не имел крепления, а был "свободно плаваю­щими". В середине XV века его стали крепить к ложу с помощью шнуров, проходящих через отверстие оси и огибающих ложе. На первый взгляд, ложе арбалета кажется об­мотанным шнуром, и такую систему называли "орех, вращающийся на нити".[41] Выстрел производится спусковым рычагом, который представляет собой двупле­чий рычаг, имеющий ось. Более короткое плечо упирается в зарубку «ореха», пружина давит на длин­ное плечо, удерживая его во взведенном положении. В ранних арбалетах этой пружины не было, поэтому стре­лок должен был при натяжении установить «орех» в соответству­ющее положение, надавливая на спусковой рычаг, пока короткое плечо не заскакивало в зарубку «ореха», тем самым предотвращая   произвольный спуск. После натяжения лука стрелу или болт помещали на ложе перед «орехом». У многих арбалетов для этой цели на верхней поверхности ложа имелся желобок, в который вкладывалась стрела или болт. Немецкие арбалеты обычно не имели же­лобка, и поверхность ложа у них была гладкая. Болт же фиксировался роговым зажимом, который закреплялся позади ореха. Чтобы зажим не мешал при натяжении, его отворачивали влево.
Между 1550 и 1560 годами появляются первые арбалеты с более сложным спусковым механизмом, который доказал свое преимущество, особенно при стрельбе в цель и на охоте. Их легко узнать по расширенному ложу в месте спускового устройства.
Снизу ложа такого арбалета, под орехом, имеется наклонная скважина, за которой в корпусе видна плоская металлическая пластина с рычажком. Сверху за орехом имеется вторая скважина, уходящая вертикально вниз (см. рис. 12).
 Спусковая скоба служит исключительно для защиты спускового крючка от случайного нажатия. Спусковой крючок имеет шарнир, благодаря которому он при необходимости может сложиться.
 Для взведения промежуточного рычага используется шило, проходящее через скважину. Носик рычага заскакивает за зарубку на двуплечем рычаге. Чтобы он не мог повернуться, рычажок поворачивают и этим его фиксируют. Когда тетива при её натяжении приводит орех в боевое положение, через скважину иглой взводят рычажок до зацепления зарубки спускового рычага его конца. Для приготовления к спуску остаётся вернуть рычажок в начальное положение, и спусковое устройство будет готово к выстрелу.
 На базе арбалетов с подобными спусковыми механизмами были созданы так называемые шнеллерные арбалеты – арбалеты, оборудованные спусковым устройством, обеспечивающим плавный спуск тетивы, а следовательно, более точную стрельбу.
До XII века арбалетчики натягивали арбалеты без механических средств, обеими руками.[42] Несколько позже натяжение тетивы стали осуществлять также двумя руками, но при помощи крюков с рукояткой. Поэто­му мощность арбалета должна была соответство­вать силе рук стрелка. За этим простейшим спо­собом в XIV веке последовал немного более сложный, с помощью натяжных крюков. Они сохранились до начала XV столетия. Натяжной крюк был двой­ным и носился на широком поясе на бёдрах. Арбалет при натяжении ставили луком на землю, Стрелок приседал, наступал ногой в стремя, цеп­ляя крюк за тетиву, и, выпрямляясь, натягивал её. Разгибался он до тех пор, пока тетива не попадала в орех. Стрелок должен был отжать спусковую скобу от ложа для того, чтобы её «носик» вошёл в зарубку ореха. Этот способ «заряжания» арбалета был во всех отношениях более прогрессивным, чем натяжение голыми руками, что позволяло увеличить мощность лука.
Постоянно возрастающее значение дальнобой­ного метательного оружия толкало к неуклонному совершенствованию арбалета: приходилось делать луки всё более мощными. Одной мускульной силы для натяжения было уже недостаточно, поэтому появились механические приспособления, способствовавшие увеличению этой силы. Одно из старейших средств натяжения лука арбалета — английский во­рот (см. рис. 13), названный по месту его первого применения. Он представлял собой ,в сущности, не что иное, как обычный блок с двумя, реже с тремя роликами.
 Благодаря этому достига­лось двойное или тройное увеличение силы рук. За крю­ком располагался ролик, позади которого за отросток крепился конец троса. Гнездо на­тяжного устройства надевалось на конец ложа арбалета. Натяжение производи­лось лебёдкой, вал, кото­рой приводился в движение двумя ручками. Специаль­ным крюком ворот цеплялся за пояс при выстреле или на марше.
Немецкие   арбалеты   со стальными или роговыми лука­ми уже в конце XIV века на­тягивались так называемым немецким воротом[43] (см. рис. 14).
Механизм такого ворота с зубчатой рейкой крайне прост. Ручкой вращают рукоятку с укреплённым на ней чер­вяком, который входит в зацепление с зубьями колеса, имеющего ось вращения. В это колесо запрессовано три штифта, которые и при­водят в движение зубчатую рейку. Зубцы расположены сверху зубчатой рейки.
Чаще использовали не червячную, а зубчатую передачу. При этом зубцы рейки располагались с правой стороны, а рукоятка вращала маленькую шестерён­ку, которая находилась в зацеплении с большой шестерён­кой.
Штифты последней двига­ли рейку. Рукоятка вращалась в ту же сторону, что и у чер­вячного ворота. Крючья, расположенные на верхнем конце рейки, служили для зацепления тетивы. Крюк, расположенный на противоположном конце зубчатой рейки, служил для подвешивания ворота к поясу. Редуктор был заключён в металлический корпус со скобой снизу, в которую вставлялась крепкая петля из пеньковых нитей. Перед натяжением арбалета на ложе сзади надевалась эта петля так, чтобы она уперлась в штифты. Затем крючьями рейки цепляли        за тетиву и вращением рукоятки натягивали лук.
Для арбалета с маломощным луком существовала простей­шая натяжная машина — «козья нога»[44] (рис. 15).
Она представляла собой не что иное, как одноплечий рычаг. Точка опоры рычага находилась на штифте, бли­же к ореху, чем в арбалетах с немецким воротом. Натяжение тетивы производилось с по­мощью крючков, шарнир­но закрепленных на рычаге с рукояткой, на верхнем конце которой находится вра­щающийся крюк для подвески к поясу.
К началу XVI века арбалеты, особенно баллестры, стреляв­шие пулями (см. рис. 16), были оборудованы козьей ногой, закрепленной на ложе жёстко. Это устройство в Германии называ­лось "рычаг-колонна".[45] Испанские баллестры одними из первых стали оборудоваться специальным прицельным приспособлением. Оно состояло из подвижной части,  расположен­ной на ползуне за орехом, и из вилки, на­ходящейся перед луком. Обе стойки вилки свер­ху соединены нитями или тонкой проволокой с надетой на них бусин­кой, которая служила мушкой.
Хотя выстрел (скорее бросок) из баллестра был малоэффективен, всё-таки баллестры сохранялись как охотничье ору­жие весь XVI век, пользуясь постоянной популярностью, т. к. не требова­ли от стрелка мастерства в оценке дистанции.
Главным признаком итальянских шнепперов[46] было ложе изогнутой формы между луком и спусковой скобой, не­сомненно служащее для защиты ле­вой руки от движущейся тетивы. Ложа тонкая, сужающаяся к концу, на которой помещалась шайба. Спу­сковое устройство состоит из двух рычагов: передний двуплечий, на котором находится крюк для тети­вы, опускающейся назад и фикси­рующейся за свой длинный конец, который образует с крючком для тетивы угол. Крючок отходит под прямым углом от спускового рычага. При надавливании на спусковой ры­чаг крючок выходит из зацепления с длинным плечом спускового крюка, который под действием тетивы по­ворачивается и освобождает её.
Особого рода шнепперы, которые неоднократно обозначались в документах как «не­мецкие», производились в Италии и в Греции, откуда продавались на север. В отличие от всех прочих арбалетов, ложа у них делались цельнометаллической. Кроме приклада, подобные шнепперы по своим размерам отличались от обычного арбалета. Самый маленький из них имел длину ложа всего 35 см. Такой арбалет обычно применялся на охоте верхом и имел обыч­но "рычаг-колонну" испанского образ­ца. Определенное внешнее сходство с немецким имеет итальянский шнеппер конца XVI века. Эти пшепперы также имеют цельнометаллическое ложе с изгибом, описанным выше, и круглый деревянный приклад. Большинство из них не имело натяжного устройства и натягивалось вручную или с помощью ручек.
Около 1530 года в Италии появились совсем миниатюрные арбалеты, которые носили под одеждой.
Практически все существовавшие арбалеты превосходили созданные одновременно с ними луки по точности стрельбы и дальнобойности. Однако, значительным недостатком арбалета, по сравнению с луком, была его низкая скорострельность, в целях повышения которой в Китае были созданы магазинные арбалеты или «многострелы».[47] Магазинная коробка такого арбалета была укреплена сверху над ходом тетивы, стрелы опускались в метательный жёлоб собственным весом.
Чтобы магазинная коробка не мешала прицеливанию, её располагали косо, несколько сбоку от линии прицеливания. Наличие подобного магазина и рычажного приспособления для быстрого натягивания лука при помощи «козьей ноги» увеличило скорострельность арбалета. Магазин позволял вы­пустить в течение 15 секунд до двенадцати стрел.[48]
Характерной деталью китайского арбалета являлось механическое прицельно-спусковое устройство специфической, очень эффективной конструкции, изготовлявшееся всегда из бронзы. Устройство состояло из колодки-коробки, в которой размещалась очень простая и эффективная система из зацепных зубьев, совмещённых в одном блоке с прицельным выступом - определителем расстояния с нанесёнными на него рисками, спусковым крючком и эксцентриковой планкой. Система, насаженная на две оси и врезанная в ложу арбалета, оказалась очень рациональной и не менялась около 1000 лет.[49]
Терминологические системы, используемые различными авторами при описании основных конструктивных частей арбалета, имеют некоторые отличия. Сводная таблица, составленная на основе источников этих авторов, приведена ниже (в крайнем правом столбце таблицы представлены наиболее оптимальные, с точки зрения автора, термины, сформировавшиеся с учётом исторических особенностей и наиболее точно характеризующие ту или иную конструктивную часть арбалета).
 
 

Таб. 2. Варианты наименований основных частей арбалетов в различных источниках.

 
 
Также как отсутствует единая терминология, используемая разными авторами при описании арбалета, нет и чёткой классификации разновидностей этого оружия. Одна из классификаций арбалетов была предложена в "Криминалистических требованиях к холодному, метательному оружию и изделиям, сходным по внешнему строению с таким оружием, для оборота на территории Российской Федерации" ЭКЦ МВД РФ, согласно которым спортивные арбалеты подразделяются на:[50]
15.                             традиционные;
16.                             матчевые;
17.                             полевые;
18.                             универсальные.
Отдельно в этом же документе ведётся речь об арбалетах для отдыха и развлечений, не являющихся оружием.
. 22.Согласно Федеральному Закону "Об оружии" 1996 г. к обороту на территории Российской Федерации разрешены только спортивные арбалеты. Поэтому классификация, предложенная ЭКЦ МВД РФ, касается лишь спортивных вариантов этого вида оружия. Арбалеты, предназначенные для охоты и промысла,[51] а также применяемые в боевых целях,[52] в материалах ЭКЦ МВД РФ не рассматриваются как запрещённые к гражданскому обороту. При этом предметом противоправного деяния и объектом криминалистического экспертного исследования чаще всего выступают именно арбалеты, конструкция и тактико-технические данные которых позволяют сделать вывод о том, что они предназначены не для спортивной стрельбы. Поскольку такие образцы арбалетов являются наиболее простыми по конструкции и в эксплуатации и в то же время обладают достаточными характеристиками для причинения повреждений, опасных для жизни или здоровья человека,[53] на наш взгляд, является целесообразным обозначить эту разновидность арбалета так же, как аналогичный по целевому назначению образец лука - единый (охотничье-боевой). Таким образом, по специальному целевому назначению все арбалеты можно подразделить на:
    - единые;
19.                             спортивные.
Арбалеты для отдыха и развлечений к категории оружия не относятся вообще, но отдельные образцы этих арбалетов обладают тактико-техническими характеристиками, достаточными для причинения человеку серьёзных повреждений, следовательно, могут быть предметом криминалистического экспертного исследования.
Современные единые арбалеты являются мощным и точным оружием, порой имеющим довольно сложную конструкцию. Как отмечалось выше, любой арбалет состоит из ложа и закреплённого на ней лука. В случае наиболее простого по конструкции арбалета ложа выполняет роль одновременно устройства, на котором крепятся все остальные части арбалета, направляющей плоскости выбрасывания снаряда и удержания оружия. Ложа обычно имеет вид продолговатого бруса или планки с прикладом или пистолетной рукояткой в задней части и приспособлением (вырезом) для крепления лука в передней части. Ложа современного арбалета изготавливается из прочных пород дерева, полимерных композитных материалов, лёгких металлических сплавов или стали. Ложа может иметь устройство регулирования положения приклада относительно лука, дополнительную рукоятку или прилив ("шампиньон") в нижней передней части для удержания арбалета, приклад может иметь устройство компенсации отдачи. На верхней плоскости ложа может быть выполнен жёлоб для стрелы (болта) либо установлена направляющая планка из антифрикционного материала. В отдельных случаях снаряд при выстреле не соприкасается с верхней плоскостью ложа, а опирается на неподвижную или "падающую" полочку (конструкция с "подвесной" стрелой) в передней части ложа. В казённой части ложа, как правило, монтируется спусковой механизм, если арбалет им оснащён. Спусковой механизм может быть механическим либо электронным с электроспусковым исполнительным устройством. Механический спуск может иметь шнеллер - механизм, состоящий из взаимосоприкасающихся частей, образующих единую кинематическую схему, обеспечивающую освобождение взведённой тетивы при нажатии на спусковой крючок. Шнеллерные спусковые механизмы позволяют сделать спуск более лёгким и плавным. На ложе могут быть постоянно закреплённые устройства натяжения тетивы либо приспособления для крепления таких устройств. На боковых поверхностях ложа могут быть выполнены реечные направляющие для крепления оптических, ночных или коллиматорных прицелов.
Лук арбалета может быть изготовлен из дерева, усиленного различными деревянными или роговыми накладками, роговых материалов органического происхождения, композитных пластиковых материалов, упругих сплавов или стали. Лук арбалета может быть монолитным (монолук) либо состоять из разборных (складывающихся) плеч.[54] Тетива изготавливается из натуральных, синтетических нитей (лавсан, кевлар, дакрон) или тонких стальных торосов. В средней части тетива может иметь предохранительную обмотку. К тетиве часто прикрепляют каретку, движущуюся по направляющей планке ложа и взаимодействующую с хвостовиком стрелы или болта. На арбалете с "подвесной" стрелой тетива имеет петлю (кренгельс), надеваемую на зуб подвижной части спускового механизма. К концам рогов лука могут крепиться блоки (полиспастные системы луков), через которые, кроме тетивы, в виде восьмёрки пропускается дополнительный трос. Полиспастные системы обеспечивают меньший износ тетивы, а также способствуют наиболее равномерному, синхронному и симметричному движению плеч лука при натяжении тетивы и в момент выстрела. Некоторые образцы арбалетов (как правило, единые) могут иметь "ограничитель перепрыгивания" тетивы при её спуске, автоматический предохранитель, срабатывающий при натяжении тетивы, а также приспособление, препятствующее выпадению стрелы или болта из жёлоба или направляющей планки при наклонении арбалета.
Арбалет может быть оборудован прицельными приспособлениями практически любого типа, включая ночные прицелы и лазерные целеуказатели. Наиболее распространёнными являются диоптрические и оптические прицелы. Переднее прицельное приспособление неоптических прицелов некоторых арбалетов может быть оснащено ватерпасом для контроля за положением арбалета относительно горизонтальной плоскости.
Заметную разницу в конструкции имеют единые и спортивные арбалеты (см. рис. 17, 18). Основным критерием при изготовлении первых является, как привило, максимальная мощность оружия, спортивные же арбалеты изготавливаются прежде всего как высокоточное оружие.
 В связи с этим спортивные арбалеты часто имеют специфическую конструкцию, отличающуюся некоторым неудобством, например, при транспортировке, за счёт сложной формы приклада и прицельных приспособлений, наличия стабилизаторов, дополнительных рукояток и т.д. Практически все спортивные арбалеты изготавливаются, исходя из необходимости вести стрельбу на определённую дистанцию, определяемую правилами соревнований (5, 6, 10, 25, 30, 35, 60, 65 м и др.).
В последнее время отдельными изобретателями и производственными фирмами предпринимались попытки создания арбалетов нестандартной конструкции.
 Так С. Сагаков предлагает использовать лук торсионной конструкции (см. рис. 19), состоящий из двух отдельных плеч , жёстко прикреплённых к металлическим стержням.
 При этом натяжение тетивы будет осуществляться не только за счёт сгибания плеч, но и за счёт скручивания стержней, что, естественно, повышает мощность лука. Ещё один способ увеличения силы натяжения тетивы лука арбалета, предложенный этим автором - применение на арбалете двух торсионных луков, обращённых в разные стороны (см. рис. 20).
 Единая тетива пропускается через блоки на концах всех четырёх плеч, благодаря чему её натяжение будет осуществляться за счёт сгибания обоих луков - одного в сторону стрелка, другого - в сторону цели.
 Также С. Сагаков предлагает конструкцию арбалета, состоящего из основного и дополнительного луков .
Дополнительный лук представляет собой обычную кибить и крепится так же как на всех арбалетах, а основной лук представлен двумя перьевыми пружинами, отходящими от ложа в разные стороны в горизонтальной плоскости (см. рис. 21). Тетива пропускается через блоки на концах дополнительного лука и крепится к концам перьев основного лука. При её натяжении происходит сгибание плеч дополнительного лука и перьев основного, за счёт чего удаётся добиться большей мощности арбалета.[55]Cobra System", главная особенность которого состоит в наличии механизма самовзвода тетивы, срабатывающего при приведении арбалета в боевое положение.[56] В 1998 году в США появился в продаже арбалет под названием "
В мировой практике сегодня все арбалеты делятся на три категории, в зависимости от величины усилия, требуемого для натяжения тетивы (и вне зависимости от веса и размеров самого арбалета): легкие — с усилием взведения до 27 кг: средние — с усилием до 110 кг и тяжелые — с усилием свыше 110 кг. Легкие и тяжелые арбалеты используют только в спорте, средние - как для охоты, так и в боевых целях.[57] Следует помнить, что классификация арбалетов, связанная с усилием, необходимым для натяжения тетивы в боевое положение, принятая в России и разработанная Экспертно-криминалистическим центром МВД РФ, значительно отличается от описанной выше. Арбалеты с усилием натяжения тетивы не более 20 кг, согласно этой классификации, предназначены для развлечений и отдыха и оружием не являются. Арбалеты с усилием натяжения свыше 20 кг являются метательным оружием[58], запрещённым к свободному
обороту не территории России.
В настоящее время арбалеты довольно активно используются для охоты. Прежде всего в - США, где такая охота да­же имеет ряд привилегий по сравнению с ружейной: сезон для неё, например, от­крывается раньше. А в некоторых лесных районах Соединенных Штатов и Канады охота с огнестрельным оружием запреще­на: считается, что звук выстрелов пугает зверя, и он от этого вымирает.
Основным европейским производителем арбалетов считается британская фирма «BarnettInternational», имеющая филиалы во Франции, США и Канаде.
Еще в конце 70-х годов она выпустила модель «Commando». Ложа этого арбалета - из алюми­ниевого сплава, вес - 4 килограмма. Пять вари­антов сменных луков из стекловолокна обла­дают силой натяжения от 45 до 102 килограм­мов.
Два самых мощных лука были специально разработаны для боевого применения. «Commando» многие годы считался одним из лучших в мире арбалетов, использовался, например, испан­ским спецназом[59] (см. рис. 17).
Испанцы же установили на этот арбалет прицел ночного видения. По многочисленным утверждениям, «Commando» обеспечивает результативный выст­рел на дистанции до 50 метров. Уже в 90-х годах «Barnett International» выпустила серию арбалетов из высокопрочной пластмассы. Наиболее удачной из них считается модель «Delta Storm». При малом весе - всего 2,7 кг - арбалет имеет силу натяжения тетивы 68 килограммов, обеспечиваю­щую уверенное поражение живой цели на дис­танции до 20 метров. Лук состоит из двух незави­симых плеч из стекловолокна, складывающихся вдоль ложи. Арбалет оснащен автоматическим предохранителем, пистолетной рукояткой и вы­движным плечевым упором из толстой проволоки.
В этом арбалете впервые был применен спо­соб натяжения тетивы с помощью рычага, дей­ствующего при «переламывании» ложи (как в охотничьих ружьях).
Среди арбалетов, специально разработанных для спортивной стрельбы, в настоящее время наиболее популярны следующие модели.
 Для дистанции 10 метров одними из лучших считаются арбалеты немецкой фирмы «Lotar Walter» - модель «MatchTell», которую вы­пускают уже почти два десятилетия. Длина этих арбалетов -98 см, вес-5,5 кг, усилие, необходимое для натяжения стального лука - 75 кг, начальная ско­рость полета болта - 42 м/с. Тетива - кручёная, состоит из 80 стальных нитей диаметром 0,25 мм или 120 нитей диаметром 0,2 мм.
Прицельные приспособления системы «Walter» заимствованы у спортивных ружей. На спе­циальном держателе смонтирован диоптр с ре­зиновым кожухом, защищенный светофильтром.
Натяжение дуги арбалета производится рыча­гом типа «козья нога, спортивные болты - из ме­талла.
Точность боя «MatchTell» сравнима с боем целевой пневматической винтовки. При испыта­тельной стрельбе с дистанции 10 метров откло­нение от центра составило 1,3 мм.[60]
Хорошо зарекомендовал себя среди спортсменов швейцарский арбалет фирмы «Winzeller».
Для любителей та же фирма «Lotar Walter» с конца 70-х выпускает арбалеты «Hobby-Tell». У этой модели, внешне напоминающей спортив­ный вариант, усилие натяжение тетивы - всего 35 кг, мас­са - 2,5 кг при длине арбалета 68 см. Он рассчи­тан на дальность стрельбы до 10 метров.
Более современная версия этого арбалета «Hobby-Tell-2. Sport» оснащена регулируемым диоптрическим прицелом. Дуги - из композит­ных материалов.
Швейцарская фирма «Robin-Sport» произ­водит более мощные охотничьи арбалеты «Scorpio» и «Hornet» с фибергласовыми луками мощностью от 36 до 64 килограммов. Болты - алюминиевые, деревянные и фибергласовые с различными наконечниками.
Ещё в начале 80-х годов фимра «Robin-Sport» впервые выпустила арбалет с составным луком -«Grossfire». Лук из очень эластичного карбонгласа имел два отдельных плеча, крепив­шихся при помощи болтов, тетива имела полиспастовую систему. Такая система увеличивала ско­рость вылета стрелы, повышала дальность выст­рела и убойную силу. В настоящее время состав­ные арбалеты считаются наиболее перспектив­ными, их рамочные ложи тоже изготовляются из композитов.
Один из наиболее мощных любительских ар­балетов с разборной дугой - «Gennings» весит 4,8 кг, имеет квадратные габариты 85Х85 см. Снабжается прецизионным или оптическим при­целом.
Арбалет «Quadra-2000» оснащен дугой из четырех независимых плеч, выполненных из алюминиевого сплава. Он снабжен кевларовой тетивой, мощность лука - 64 кг.
С начала 90-х годов появились арбалеты с ра­мочной ложей из дюралюминия, например, «Commando», «Panzer-2».
Методика криминалистического экспертного исследования объекта на относимость его к такой разновидности метательного неогнестрельного оружия как арбалет должна, по нашему мнению, заключаться в следующем.
Изучение эмпирического материала показало слабое владение следователей, а в отдельных случаях и экспертов, терминологией, используемой при описании метательного оружия, а также представлениями об оружии как таковом и его классификации (см. § 4 гл. 1). При этом содержание разнообразных вопросов, формулируемых перед экспертом в подавляющем большинстве заключений, сводилось к выяснению фактов, которые, по мнению автора, является ответом на следующие вопросы:
20.                             является ли объект, представленный на экспертизу, метательным оружием?
21.                             относится ли данный объект к конструктивному типу арбалета? 
 Вопросы, касающиеся способа изготовления арбалета, определения его разновидности, характеристик снарядов, которые могли бы в нём применяться, и др. на квалификацию деяния непосредственно не влияют (за исключением вопроса о способе изготовления при инкриминировании ч. 4 ст. 223 УК РФ), поэтому встречаются в постановлениях о назначении экспертизы реже. Кроме того, не всегда представляется возможным дать категоричный ответ на вопрос, например, о том, были ли обнаруженные на месте происшествия стрелы выпущены из представленного арбалета.
Установление относимости объекта к метательному неогнестрельному оружию проводится в соответствии с методическими основами судебной экспертизы, подробно описанными в § 4 первой главы. При этом подготовительная и сравнительная стадии исследования различных конструктивных типов метательного неогнестрельного оружя отличаются друг от друга незначительно (см. предыдущий параграф). В связи с этим в дальнейшем подробно будут описаны лишь стадия аналитического исследования, включая экспертные эксперименты, и синтезирующая стадия.
Аналитическое исследование посвящается тщательному исследованию каждого из представленных объектов.
Визуальным осмотром устанавливается:
22.                             форма, размеры и конструкция арбалета (цельная, разборная; наличие приклада, пистолетной и дополнительной рукоятки; наличие прицельных приспособлений; наличие устройств натяжения тетивы либо приспособлений для их крепления к ложе арбалета; наличие полочки для арбалетов с "подвесной" стрелой; наличие и вид спускового механизма, а также устройств удержания тетивы на боевом взводе);
23.                             технологические следы изготовления арбалета;
24.                             наличие тетивы лука и её состояние;
25.                             длина и диаметр тетивы, материал и технологические следы её изготовления; наличие и размеры концевых петель тетивы; характер узлов в петлях; наличие предохранительной обмотки тетивы; наличие кренгельса; наличие полиспастной системы.
Если арбалет и тетива доставлены раздельно, то тетива надевается на лук, измеряется длина лука по тетиве и расстояние от тетивы до средней части кибити лука.
Необходимо произвести экспериментальные натяжения лука арбалета до положения боевого взвода, проверить надёжность устройства фиксации тетивы в натянутом положении. Расстояние от средней части кибити лука до середины тетивы в натянутом положении замеряется.
Усилие натяжения тетивы арбалета замеряется при помощи подвешивания к тетиве различных грузиков либо при помощи специально разработанного устройства (см. предыдущий параграф).
Если в качестве объекта исследования выступает баллестр или арбкебуза, при исследовании тетивы необходимо обратить внимание на наличие специального "кармашка" под камень или ядро.
Если перед экспертом поставлены вопросы, затрагивающие возможность применения данных снарядов в представленном арбалете или выяснение факта их применения в этом арбалете в прошлом, необходимо сопоставить размерные данные имеющегося снаряда с длиной направляющей планки, длиной хода тетивы при отведении её в положение боевого взвода, особенности хвостовика стрелы или болта с конструкцией каретки арбалета (толщину и глубину прорези в торце болта или стрелы с толщиной тетивы). Дополнительные сведения можно получить, исследовав микрочастицы тетивы, лакокрасочного покрытия ложа (направляющей планки) арбалета и снаряда, однако подобные исследования рамками экспертизы метательного оружия не охватываются.
В случае поступления арбалета в экспертное подразделение со снарядом или комплектом снарядов, а также при выяснении возможности применения конкретных снарядов в данном арбалете необходимо произвести экспериментальные выстрелы с соблюдением необходимых мер безопасности.
В ходе экспериментальных выстрелов необходимо с нескольких дистанций (1, 3, 5, 10 м) послать стрелу в сухую сосновую доску (толщиной 30-50 мм), установленную на предохранительный мат. По результатам таких экспериментов измеряется глубина внедрения острия стрелы в доску, что служит дополнительным указанием на поражающие способности арбалета и снаряда.
Если на исследование представлены болты с разными по конструкции наконечниками, то эксперименты необходимо провести с каждой из разновидностей. Однако, по нашему мнению, в случае отсутствия снарядов к представленному арбалету достаточным показателем поражающей способности арбалета будет являться усилие натяжения тетивы при соответствии остальных конструктивных критериев (как и с случае исследования лука). Поэтому, наличие у арбалета усилия натяжения тетивы, превышающего установленное значение (20 кг), является достаточным основанием полагать, что снаряду будет сообщён потенциал энергии, обладая которым он сможет причинить человеку повреждения, опасные для его жизни или здоровья.
Синтез результатов исследования должен позволить составить суждение о том, что данный объект по своим конструктивным данным относится к арбалетам, обладает определённой мощностью, позволяющей накапливать достаточное количество мускульной силы человека, что позволяет отнести представленные объекты к метательному неогнестрельному оружию, пригодному для действенной стрельбы.
 
 
§ 3. Криминалистическое исследование метательных ножей, сюрикенов и чакр.
 
В первой главе приводилась гипотеза В.М. Плескачевского о взаимосвязи таких видов метательного неогнестрельного оружия как метательный нож, сюрикен и чакра. Высказывалось предположение, что стремление увеличить вероятность поражения цели метательным ножом привело к оснащению его сначала несколькими клинками (многоклинковый метательный нож), затем к приданию оружию формы многолучевой звезды (сюрикен) и, наконец, к превращению всей внешней дуги кольцевидного по форме оружия в лезвие с заточенной режущей кромкой (чакра). При этом если для метательных ножей с одним клинком стабильность полёта оружия достигается за счёт ориентированного положения ножа в полёте, то фактором, обеспечивающим максимальную вероятность поражения цели для сюрикена или чакры, наоборот является вращательное движение оружия в полёте.
 Какие-либо упоминания о метательных ножах или даже о метании ножей или кинжалов, в произведениях таких видных оружиеведов как В. Бехайм, П.П. фон Винклер, М.В. Горелик, В.Е. Маркевич отсутствуют.[61]XVIII в. при наличии другого метательного оружия не было необходимости в метательных ножах. Распространённым является мнение о том, что традиционные финские ножи «пуукко» часто использовались для метания, однако какого-либо подтверждения этому обычаю в указанной литературе нами не было найдено. Многие «национальные» ножи, то есть ножи, конструкция которых обладает определённой спецификой, обусловленной хозяйственно-бытовыми особенностями той местности, где они изготовлялись (пичаки, кхукри, пуукко, танто и т.д.), обладают определённой универсальностью применения. Эти ножи использовались и как боевое оружие, и как охотничье, они пригодны для нанесения как колото-резаных, так и резаных ран, снятия шкуры с убитого зверя, остругивания деревянных предметов и др. Логично было бы предположить, что в необходимых случаях такие ножи могли применяться и для метания. Это говорит т том, что в странах Европы и Ближнего Востока с античных времён и до
 В данном контексте представляется необходимым обратиться к вопросу разграничения метательного оружия и метаемого (холодного) оружия.
Традиционной формой термина является «метательное» оружие. До настоящего времени в лексическом фонде русского языка указывается именно форма «метательный», наряду с терминами «метатель», «метательница», «метать», «метать(ся)», а термин «метаемое» специально не приводится.[62]
В соответствии с грамматическими рекомендациями и сложившейся терминологической традицией в криминалистике также был принят и использовался термин «метательное».[63]
Однако, в 1998 году в ГОСТ Р 51215-98 «Оружие холодное. Термины и определения» наряду с «контактным (холодным) оружием» (п. 3.1) введён термин «метаемое (холодное) оружие» (п. 3.2).[64] По мнению авторов ГОСТ это «Холодное оружие, поражающее цель не расстоянии при метании вручную», при этом термин «метательное оружие» не допустим к применению. В разделе «4. Типы холодного оружия» приведены примеры «контактного и (или) метаемого холодного оружия» - «боевой нож» (п. 4.12) и копьё (п. 4.18), а также «метаемого оружия» -«бумеранг» (п. 4.28), «сай» (п. 4.29), «чакра» (п. 4.31) и «сюрикен» (п. 4.32).[65]
Эта новация не была предварительно как-то объяснена или обоснована в криминалистической литературе и малоизвестна среди сотрудников правоохранительных органов.
В тексте учебника А.М. Сумароки, А.В. Стальмахова и А.Г. Егорова «Холодное и метательное оружие: криминалистическая экспертиза» уточняется, что «Реализация целевого назначения метательного оружия предполагает два принципиально разных типа такого оружия – метаемые предметы и метательные устройства».[66] При этом «метаемые предметы», в трактовке учебника, соответствуют «метаемому (холодному) оружию» ГОСТа. А «метательные устройства» характерны способностью накапливать «какого-либо вида энергию» и сообщать кинетическую энергию снаряду.
Нам представляется, что термины «метательное» и «метаемое холодное» должны толковаться несколько иначе. «Метательное» - это оружие, конструктивно предназначенное для нанесения повреждений на расстоянии. «Метаемое» - это объекты (оружие или объекты хозяйственно-бытового назначения), чья конструкция позволяет использовать его путём метания, вместо «метательного» оружия. Так, тренировки солдат воздушно-десантных войск России предусматривают метание в цель штатного штык-ножа к автомату Калашникова, который конструктивно не предназначен и не приспособлен для метания.[67] Ниже мы вернёмся к проблеме дифференциации «метательных» и «метаемых» ножей на материалах их конкретных конструктивных типов.
В отличие от холодного оружия применение метательных ножей требует значительных навыков и практики, кроме того, использование этой разновидности оружия является эффективным при условии незащищённости цели, поскольку кинетическая энергия летящего ножа явно недостаточна для проникновения через слои какого-либо защитного материала с сохранением после этого поражающей способности. Таким образом, основными областями распространения такого вида оружия стали регионы с климатическими условиями, позволяющими людям большую часть года ходить в лёгкой одежде. Какого-либо упоминания об использовании метательных ножей в качестве орудия охоты автором обнаружено не было, что представляется оправданным. Сложность обращения с таким оружием и ограниченность площади поверхности цели, при попадании в которую метательным ножом обеспечивается эффективное её поражение (наиболее уязвимые места тела животного), вряд ли ставят метательный нож в число охотничьего оружия. Можно предположить, что историческим эквивалентом метательного ножа были различные дротики (сулицы, джериды и проч.).
В отличие от большинства районов мира достаточно давно сформировались и существуют практически до сегодняшнего дня два основных ареала, где метательные ножи получили распространение: Юго-Восточная Азия и Африка.[68] Более компактные, чем лук или арбалет, а, следовательно, способствовавшие их скрытому ношению, простые в изготовлении они обладали тем преимуществом перед холодным оружием, что при соответствующем навыке позволяли поразить цель на расстоянии. Особый подход к обороту вооружения среди жителей Японии и Окинавы предопределил распространение метательных ножей лишь среди самураев, то есть воинов, находящихся на государственной службе. Крестьяне были вынуждены использовать для самообороны в качестве оружия только сельскохозяйственные орудия и приспособления (нунчаку, тонфа, сай и т.д.)[69]. Очевидно, что отсутствие орудий труда, применение которых подразумевает их метание, послужило причиной того, что метательные ножи, производимые на базе хозяйственных орудий, низшему сословию были неизвестны.
Конструкция метательных национальных ножей отличается предельной консервативностью: они практически не претерпели значительных изменений со времён средневековья. Объяснение этому факту заключается, по нашему мнению, в простоте конструкции данного вида оружия.
Актуальность проблемы криминалистического исследования метательных ножей возникла в связи с определённым интересом к метательным ножам, существующим у различных специальных подразделений в XX в.[70] Метательный нож – довольно компактное оружие, не производящее никакого шума при его применении и действующее на дистанции, благодаря чему в спецподразделениях некоторых стран метательные ножи официально состоят на вооружении.[71]
 В современной публицистической литературе к разряду метательных ножей часто относят холодное оружие, конструктивно предназначенное для нанесения контактных повреждений (см., например, указанные работы В.Н. Попенко). В качестве метательных ножей, конструкцию которых можно привести в качестве базовой для данной разновидности оружия, по нашему мнению, можно привести образцы, описанные в каталоге «AWMA – Asian World of Martial Arts (Азиатский мир боевых искусств)»[72], а также некоторых статьях И. Скрылёва.[73]
 Образцы метательных ножей, предложенные в каталоге «Asian World of Martial Arts», представляют собой плоскую полосу металла с объёмным клинком, плавно переходящим в некоторых моделях в рукоятку, которую можно выделить как самостоятельный элемент конструкции только благодаря её окраске или нанесению на неё кожаной оплётки. Все ножи имеют клинок треугольной, ромбовидной или лавровидной формы, ширина которого превосходит ширину рукоятки, некоторые метательные ножи, описанные в данном каталоге имеют незначительно выступающие элементы на границе клинка и рукоятки, выполняющие роль упрощённого ограничителя. Все ножи имеют выраженную продольную симметрию (большинство из них по типу конструкции клинка являются кинжалами), довольно широкое лезвие, способное наносить обширные резаные раны при касательном контакте с целью, выраженное остриё, образованное, как правило, схождением двух лезвий или лезвия и полулезвия (см. таб. 3, рис. 22).
В журналах «Солдат удачи», «Мастер ружьё» и «Калашников» вышла серия статей Игоря Скрылёва, посвящённых описанию конструкции некоторых метельных ножей, которые также можно привести в качестве примера наиболее распространённых образцов данного вида оружия. В статье «Холодный блеск «Бобра» И. Скрылёв описывает комплект «Бобр-1», в состав которого входят: мачете «Бобр», нож «Робинзон» и метательный нож «Оса».[74] Последний представляет собой плоский металлический кинжал с широкими лезвиями лавровидной формы, на которых по обеим плоскостям выполнены также очень
широкие долы. Нож имеет ряд отверстий, расположенных на границе между клинком и рукояткой, предназначенных
для регулирования центра тяжести ножа; рукоятка обмотана верёвочным шнуром.
 Таб. 3. Конструктивные признаки «практических метательных ножей» по каталогу «AWMA».
Наименование
Длина,
Масса,
Симметричность
Наличие
Характер по-
 
ножа
дюймов-мм
 унций-гр.
и кол-во лезвий
упора
крытия, рисунок
1
2
3
4
5
6
7
1
Нож обрези-
10,75 -
 
асимметричный
односторонний
резина
 
ненный
268
 
одно лезвие
 
 
2
Нож обрези-
9,5 -
 
асимметричный
нет
резина
 
ненный
238
 
одно лезвие
 
 
3
"Делюкс"
11,5 -
9,5 -
симметричный
незначительный
нет
 
 
288
268
два лезвия
 
 
4
"Чёрная
9 -
3,5 -
симметричный
нет
нет
 
мамба"
225
90
два лезвия
 
 
5
"Сверхме-
9 -
4 -
симметричный
нет
нет
 
татель"
225
114
два лезвия
 
 
6
"Уцелевший"
10 -
3,5 -
симметричный
двусторонний
шкуровая
 
 
250
90
два лезвия
 
обмотка
7
"Гладиатор"
10 -
4,5 -
симметричный
двусторонний
шкуровая
 
 
250
127,5
два лезвия
 
обмотка
8
"Танто" из ме-
13 -
 
асимметричный
нет
дерево
 
таллич. сплава
325
 
одно лезвие
 
 
9
"Успокоитель"
7,5 -
3 -
симметричный
нет
нет
 
 
182
85
два лезвия
 
 
10
"Супер"
10,5 -
6,5 -
симметричный
двусторонний
нет
 
 
262
182
два лезвия
 
 
11
Нож из 3-пред-
7,5 -
2 -
симметричный
нет
нет
 
метного комп-
187
56
два лезвия
 
 
 
лекта
 
 
 
 
 
12
Профессио-
10 -
3,5 -
симметричный
двусторонний
нет
 
нальный
250
100
два лезвия
 
 
13
Профессио-
7,25 -
2,5 -
симметричный
двусторонний
нет
 
нальный
175
71
два лезвия
 
 
14
Ладонный нож
6 -
3,5 -
симметричный
двусторонний
дерево
 
 
150
90
два лезвия
 
 
 
 
 
Размеры «Осы»: длина – 195 мм; ширина – 35 мм; масса – 100 г.[75]
В статье «Метательные ножи» И. Скрылёвым описываются наиболее распространённые метательные ножи производства США и России. При этом конструкция таких образцов, как «Broadhead Tyrowers», «Blazing Arrow», «Adjust-a-throw», «Blue devil» и «Гриф» американской компании «Gold Steel». К сожалению, конструктивные признаки ножей в этой статье описаны бессистемно, так сказать, в публицистической манере. [76] Поэтому мы составили по этим признакам таблицу для некоторой из систематизации.
 
Таб. 4. Конструктивные признаки ножей иностранного производства, приведённые в статье И. Скрылёва «Метательные ножи».
Название ножа
Длина,
Длина
Толщина
Форма клинка
Характер
Конструкция
 
 
дюймов-мм
клинка,
клинка, мм
 
заточки
рукоятки
 
 
 
дюймов-мм
 
 
 
 
1
2
3
4
5
6
7
8
1
«Broadhead Tyrowers»
12 -
 
 
листовидная
"только по перед-
"отделена от
 
большой
300
 
 
 
ней кромке"
клинка неболь-
 
 
 
 
 
 
 
шим пониже-
 
 
 
 
 
 
 
нием"
2
«Broadhead Tyrowers»
8,5 -
 
 
 
 
 
 
малый
212
 
 
 
 
 
3
"Blazing Arrow"
 
 
 
"массивное
 
"рудиментная
 
 
 
 
 
листоведное
 
гарда"
 
 
 
 
 
лезвие"
 
 
4
"Adjust-a-Throw"
 
 
 
плоская плас-
"с заточенным
 
 
 
 
 
 
тина с балан-
торцом"
 
 
 
 
 
 
сировочными
 
 
 
 
 
 
 
грузиками
 
 
5
"Blue Devil Thrower"
8 -
4 -
 
узкий клинок
 
"голая метал-
 
 
200
100
 
с кинжальной
 
лическая ру-
 
 
 
 
 
заточкой
 
коятка"
6
"Гриф" американской
 «достаточно
 солидные
5,5
симметричный
с односторонней
"рудиментная
 
компании "Gold Steel"
              габариты»
 
 
заточкой
гарда"
 
К сожалению, даже такое ограниченное описание конструктивных типов зарубежных метательных ножей сопровождается только одной иллюстрацией, на которой изображено только семь объектов, только три из которых можно соотнести с описанием ножей «Adjust-a-Throw» (см. рис. 23).
В этой же статье И. Скрылёва описаны две наиболее удачные, по его мнению, конструкции отечественных метательных ножей – модели «Оса-2» и «Вампир»[77] (рис. 24).
Позже, в своей статье «Боевые и специальные ножи Игоря Скрылёва»[78] И. Скрылёв к числу отечественных ножей, в конструкции которых усматривается предназначенность не только для контактного использования, но и для метания, относит ножи «Пластун» и «Пластун-2»
 Нож «Оса-2» представляет собой также плоское металлическое полотно, имеющее выраженное остриё. Клинок и рукоятка ножа разграничены при помощи поперечных к оси ножа выемок, на рукоятку намотан верёвочный шнур. Остриё клинка «Осы-2» образовано схождением лезвия и полулезвия, режущая кромка последнего сделана в виде «стропореза».[79]
 Отличие «Вампира» от «Осы-2» состоит в том, что этот нож имеет бульшую длину, клинок на границе с рукояткой имеет не выемки, а наоборот незначительное уширение, полулезвие клинка «Вампира» выполнено ровным, а не пилообразным.
Иногда метательные ножи могут иметь полый клинок (либо вообще иметь вид трубки с остриём на одном из торцов и заглушкой на другом), заполненный мелкой дробью или ртутью (как правило, речь идёт о ножах самодельного или кустарного изготовления), смещающейся при броске к острию, стабилизирующей таким образом полёт ножа и осуществляющей «добивание» ножа в цель.[80]
В криминалистической и иной литературе встречаются упоминания (и даже детальное описание конструкции) некоторых образцов «метательных ножей», подтверждение реальному существованию которых автору данной работы найти не удалось. Речь идёт о так называемых ножах типа «матадор» - с выстреливаемыми под действием пружины клинками[81] и «гироножах»[82] - ножах, стабилизация которых в полёте осуществляется за счёт оборудования оружия инерционным гироскопом, препятствующим отклонению продольной оси ножа в полёте от направления, приданного ей в момент броска. Уровень сложности таких устройств вряд ли позволяет отнести подобные образцы к оружию более или менее частого индивидуального применения и возможного быть самодельно изготовленными, не говоря уже о результативности их применения, которая не упоминается даже в литературе, содержащей сведения о подобном «оружии». Показательным представляется тот факт, что при анализе заключений экспертов, сделанных по результатам исследования объектов на принадлежности к метальным ножам, автором данной работы не был выявлен ни один из подобных образцов. Кроме того, такие ножи не упоминаются ни в одном из изданий, регулярно описывающих наиболее интересные с точки зрения конструкции образцы вооружения, в том числе холодные и метательные ножи.[83] Упоминание метательных ножей имеется в указанном выше учебнике, авторами которого являются А.М. Сумарока, А.В. Стальмахов и А.Г. Егоров. Однако, вопросу метательных ножей в их учебнике посвящено менее одной страницы.[84]
Таким образом, на базе изученных образцов метательных ножей, полагаем, можно предложить следующий комплекс конструктивных признаков наиболее распространённых видов данного оружия.
1.                                  Выраженное остриё клинка, имеющего, чаще всего, ланцетовидную или листовидную форму с дугообразными или угловатыми краями. Остриё образовано двумя скосами лезвия или скосом лезвия и полулезвия. Часто лезвия метательных ножей имеют значительный угол схождения.
 Такая нехарактерная для холодного оружия конструкция обеспечивает нанесение метательными ножами обширных резаных ран смещении острия с директрисы полёта. Объяснение этой особенности может быть и стремление нанести более длинные повреждения при определённой глубине внедрения в тело человека.
2.                                   Продольная симметрия большинства ножей. Подавляющее количество метательных ножей имеют симметричный клинок с двумя лезвиями (кинжал), иногда относительно симметричный клинок ограничен лезвием и полулезвием (нож). При этом метательный нож, имеющий клинок, остриё которого образовано схождением лезвия и полулезвия либо лезвия и фальшлезвия, отличается от аналогичного холодного оружия тем, что рукоятка, как правило, лишена какого-либо покрытия и ограничителя, что делает применение такого оружия для нанесения им контактных ударов неудобным и небезопасным. Термин «нож» при обозначении данной разновидности метательного оружия употребляется как собирательное понятие. Таким образом, при дальнейшем описании под термином «метательный нож» будут подразумеваться как ножи, так и кинжалы.
3.                                  Объёмность клинка. Длина клинка метательного ножа, как правило, больше длины рукоятки, что обусловлено, во-первых, значительной массой клинка: центр тяжести метательного кожа находится или на клинке, или на границе клинка и рукоятки, во-вторых, тем, что наиболее распространённым способом удержания метательных ножей при броске является хват за клинок, следовательно, длина клинка должна быть не меньше ширины ладони взрослого мужчины. Очевидно, по аналогии с ножами контактного действия, длина клинка метательного ножа должна быть не менее 90 мм.
 С целью регулирования расположения центра тяжести ножа в нём могут быть выполнены продольные шлицы, в которых перемещаются грузики (как в клинке, так и в рукоятке). Можно предположить, что такие скользящие грузики, двигаясь при внедрении в цель по продольным шлицам, способствуют «добиванию» ножа.
Кроме того, на ноже может быть выполнен ряд отверстий, также предназначенных для размещения в одном или нескольких из них грузиков.
4.                                  Рукоятка метательного ножа в первую очередь выполняет функцию стабилизации ножа в полёте. Поэтому часто рукоятку как самостоятельный элемент конструкции ножа удаётся выделить лишь по геометрии ножа, а также по наличию покрытия (оплётки, щёчек-накладок и т.д.) или окраске. Оружие часто делается из монолитной полосы металла, представляя собой как бы единый клинок.
Форма и размер рукоятки чаще всего подчинены требованиям аэродинамики летящего тела с определённым расположением центра тяжести, а также положением острия в момент метания. Такая рукоятка не способствует безопасному обращению с ножом при нанесении им контактных ударов. В связи с этим редко у метательных ножей можно выделить некоторое подобие рудиментарной рукоятки, отличающееся от клинка большей толщиной, меньшей шириной, эллипсоидностью поперечного сечения, наличием слабо выраженного ограничителя или, наоборот, неглубоких поперечных выемок, иногда рукояточная часть может быть оформлена плоскими деревянными, пластиковыми или резиновыми щёчками-накладками. Однако, подобные усовершенствования, как правило, отрицательно сказываются на возможности придания ножу необходимой ориентации в полёте. Ограничитель у метательных ножей почти всегда отсутствует, из-за чего нанесение ими ударов при непосредственном контакте с целью нередко может привести к самопорезу. Отверстие в окончании рукоятки может служить для навязывания цветного шнура, что способствует отысканию ножа в траве.
5. Обязательным требованием к метательному ножу является определённый уровень твёрдости и прочность конструкции. Запас прочности метательного ножа и соотношение твёрдости и упругости материала клинка подбираются, исходя из необходимости уверенного поражения ножом цели (внедрения острия на максимальную глубину) без риска разрушения конструкции при ударах о твёрдые поверхности (бетонную стену, асфальт и т.д.). Исходя из приведённых рассуждений, очевидно, что требования к твёрдости и прочности метательного ножа охватываются аналогичными, установленными ЭКЦ МВЫ России для холодного оружия.[85]
Определённые проблемы возникают с распознаванием асимметричных метательных ножей. Во многих источниках приводятся модификации таких объектов. Так, И. Скрылёв в указанной статье «Метательные ножи» приводит изображения двух асимметричных ножей, «производства западных фирм»,[86] хотя и не даёт описания их конструктивных особенностей. А.М. Сумарока, А.В. Стальмахов и А.Г. Егоров в учебнике «Холодное и метательное оружие: криминалистическая экспертиза», хотя и подчёркивают, что «Метательным ножам для их устойчивости в полёте обычно свойственны продольная симметрия…»[87], но в числе трёх схематических изображений метательных ножей дают и прорисовку одного из асимметричных ножей,[88] представленных в статье И. Скрылёва.
А.Н. Астапов и А.М. Герасимов в составленном ими «Сборнике информационных листков» (1999 г.) также представляют набор «ИС458» (на том же листке этот набор ещё назван «ИС 454») из трёх асимметричных ножей.[89]HRC. Конструктивными признаками этих ножей можно признать положение точки острия гораздо выше продольной оси клинка; некоторая прогнутость обуха; условная граница между клинком и сорочкой клинка, определяемая по точке, от которой линия рукоятки, продолжающая линию лезвия, делает значительный вогнутый изгиб; заметное расширение свободного конца рукоятки; наличие отверстия в свободном конце рукоятки. Небезынтересно привести «технические характеристики», приведённые в этом листке: общая длина – 157 мм, длина клинка – 85 мм, наибольшая ширина клинка – 22 мм, толщина клинка – 2,8 мм, длина рукоятки – 72 мм, ширина рукоятки (в ст. части) – 17 мм, толщина рукоятки (в ст. части) – 2,8 мм, твёрдость клинка – 56,2
Приблизительно такие же конструктивные признаки свойственны и ножам в иллюстрациях к статье И. Скрылёва и могут служить основой для комплекса признаков, характерных для асимметричных метательных ножей. При этом, по нашему мнению, одно обстоятельство служит важным дифференцирующим признаком асимметричных метательных ножей и заготовок ножей контактного действия, на сорочке клинка которых ещё не укреплены рукояточные плашки. Если при отсутствии плашек лезвие объекта достаточно заточено, то это скорее всего асимметричный метательный нож (см. рис. 25). При отсутствии заточки эти объекты могут быть заготовками контактных или асимметричных метательных ножей.
С конструктивными признаками метательных ножей связан и вопрос о «метаемых» ножах. Выше мы уже говорили об использовании для метания штык-ножей к автомату Калашникова в ВДВ России. И. Скрылёв в статье «Метательные ножи»[90] говорит о возможности использования для метания «ножа разведчика – НР», филиппинского складного ножа «баллисонг», складного ножа с выбрасываемым клинком, изготовляемого в гор. Ворсма (РФ) под названием «Кортик» и даже гуркхского «кхукри», хотя с последним причислением к метаемым ножам трудно согласиться.
Важное обстоятельство, ограничивающее возможности применения метательных ножей – расстояние до цели. С учётом изученной литературы и собственного опыта автор полагает необходимым принять точку зрения Президента Международной федерации рукопашного боя, заслуженного тренера России по рукопашному бою Т. Касьянова о том, что оптимальная дистанция поражения цели метательным ножом – до 5-8 м[91] (как утверждает В.Н. Попенко метательные ножи «могут поразить противника на дистанции до 30 м и более»[92]). По выражению Т. Касьянова «досужие разговоры даже о 12 м, а, тем паче 15, 20, 30 м – это чистый вымысел и блеф».[93]
При метании ножа большое значение играет динамический стереотип лица, бросающего нож.[94]°, с удержанием за рукоятку – либо не совершает вращательных движений, либо совершает оборот на угол до 360°. Очевидно, что последний способ более сложен и вероятность поражения цели при метании ножа таким образом весьма незначительна. Кроме того, чем более интенсивно вращение ножа, тем большая часть кинетической энергии тратится на придание оружию вращательного, а не поступательного движения, следовательно тем меньше вероятность уверенного поражения цели. Успешность поражения цели зависит от положения метающего в момент броска и положения ножа в руке. Те же условия определяют то, как именно будет поражена цель, характер нанесённого повреждения, что играет важную роль в возможности определения места, с которого проводился бросок, а в отдельных случаях - идентификации лица по способу метания ножей. Наибольший контроль над положением острия ножа при его метании достигается при условии совершения оружием в полёте минимального количества вращательных движений. При метании на расстояния с удержанием за клинок нож совершает поворот до 180
Чаще всего бросок метательного ножа осуществляется с удержанием за клинок. Важную роль при этом играет положение оружия в руке: степень охвата клинка ножа ладонью определяет дистанцию, на которой остриё ножа будет направлено в сторону броска, положение пальцев, удерживающих нож, обусловливает частоту вращения оружия в полёте и ориентацию клинка, относительно горизонтальной или вертикальной плоскости.
Бросок ножа с удержанием за рукоятку осуществляется либо на коротких дистанциях (до 2-х м.), когда оружие совершает только поступательное движение, без вращения, либо на бульших дистанциях, когда конструкция ножа или условия метания требуют удерживания оружия за рукоятку. По утверждению Т.Р. Касьянова, необходимо метать нож, «держа за лезвие, слегка большим пальцем касаясь рукоятки и не вылезая большим пальцем за зону согнутого указательного пальца…», (см. рис. 26). «При правильном положении кисть как бы наносит удар, а нож по диагонали, где-то под углом 45° смотрит вверх, при неправильном положении кисть завалена вниз, и обычно нож начинает кувыркаться.»[95]°), рукоятка ножа направлена вверх, левая рука слегка согнута и находится впереди в расслабленном состоянии. Перед броском расслабить тело, согнуть колени, затем, прогибаясь в пояснице, замахнуться рукой вверх-назад над плечом, не сгибая запястья. Сохраняя на одной линии ось предплечья, большого пальца и клинка, резко выпрямиться в пояснице и, разгибая рука, без дополнительных усилий послать кистью нож рукояткой в цель так, чтобы в полёте он повернулся примерно на 180° (см. рис. 27). А.Н. Медведев и С.А. Богачёв в своих работах 1993 и 1995 г. описывают, применительно к метанию, лишь стойки[96]. Положение, из которого производится бросок ножа может быть различным, в зависимости от условий применения оружия: снизу, сбоку, наотмашь, из-за укрытия, из положения лёжа, в кувырке, на вспышку и на звук. Однако, по мнению А.Н. Медведева и С.А. Богачёва, наиболее распространённый способ метания ножа – хватом за клинок. [97] Для метания необходимо принять левостороннюю стойку: правая рука перед грудью, предплечье вертикально (локоть согнут на 90
Примерно так же описывает наиболее оптимальное положение при броске Т.Р. Касьянов: левосторонняя стойка при метании ножа правой рукой и наоборот, правосторонняя при удерживании ножа в левой руке, когда нож метается сверху, от плеча: «Поднятая на уровне головы рука с ножом сгибается в локте так, чтобы получился угол в 90°, затем нож резким движением посылается в цель»[98]. Подобное положение наиболее удобно для человека, кроме того, сила броска обеспечивается не только за счёт движения руки, но и за счёт движения плеча и корпуса. Метание ножа снизу, по сравнению со способом, описанным выше, имеет тот недостаток, что ножу передаётся только усилие бросающей руки, следовательно, такой бросок будет более слабым, из-за чего применяется, в основном, на близких дистанциях. В то же время метание ножа снизу способствует большему контролю над положением ножа в полёте, поскольку вектор действия силы метающей руки противоположен направлению действия силы тяжести, благодаря чему нож летит практически без вращения.[99] Метание ножа, при котором рука движется по дуге в горизонтальной плоскости (как бы совершая удар наотмашь), применяется очень редко, поскольку вызывает значительное отклонение оружия от центра цели в стороны.[100]
Попытка увеличения вероятности поражения цели метательным ножом была предпринята некоторыми племенами Африки. Согласно наблюдениям европейских путешественников конца XIX в., метательные ножи неправильной формы с одним, двумя и более клинками были распространены практически во всех районах континента.
Так, русский этнограф В.В. Юнкер, путешествовавший в Центральной Африке в междуречьи Бахр-эль-Джебель и Конго,: «… к нему привязан один или два метательных ножа, называемого здесь «пинга» или «гангата», в Судане ножи гангата известны под незванием «трумбаш».[101] В.В. Юнкер приводит изображения метательных ножей (пинга) народа азанде[102] и ножи (очевидно) метательные мангбатту[103] и «изогнутые ножи» момфу.[104]
Г.М. Стенли представляет в числе изделий из железа и кости племён среднего течения Конго также ряд конструкций ножей, которые можно отнести к метательным.[105]
Ф. Ратцель в своём капитальном «Народоведении» приводит также метательное оружие (ножи) мангбатту[106], луров[107], западноафриканских фанов[108] и племён, населявших Кардофан[109] (см. рис. 28).
Такие ножи имели очень широкий массивный клинок с выступом - дополнительным остриём, к центральной части которого под углом, близким к прямому, крепилась изогнутая рукоятка.
Так как стабилизировать такой нож в полёте практически невозможно, вероятность поражения цели повышалась за счёт того, что нож при метании приобретал некоторое вращательное движение. Широкий клинок, заточенный почти по всему периметру, гарантированно внедрялся какой-нибудь своей стороной или остриём в препятствие. Однако максимальный эффект применения метательного ножа достигается лишь в случае контакта с целью его острия. Можно предположить, что в результате анализа много векового опыта, на смену одноклинковым метательным ножам в некоторых районах Африки пришёл многоклинковый метательный нож, имеющий выраженную рукоятку и несколько асимметрично отходящих от неё клинков (например, метательный нож тиббусов, рис. 29). Длина африканских многоклинковых метательных ножей достигала 500 мм.[110]
Все из описанных выше метательных ножей имеют хотя бы одно лезвие, поэтому повреждения, наносимые этим оружием, носят характер колото-резаных ран, кроме случаев попадания оружия в цель рукояточной частью, вследствие чего наносится ушибленная рана, либо случаев касательного контакта лезвия ножа с целью, в результате чего повреждение имеет характер резаной раны. Кроме того, конструкция указанных ножей не препятствовала использованию их в качестве контактного оружия – боевых ножей или даже тесаков.
На Дальнем Востоке, параллельно с существованием одноклинковых метательных ножей, была предложена иная идея повышения вероятности поражения цели метательным оружием. Определённая гарантия поражения цели достигалась за счёт оснащения симметричного (плоского, вписывающегося своими выступами в окружность) предмета -сюрикена - значительным количеством (от 3 до 10 и более) выступов-лучей, выполняющих функцию клинков, благодаря чему сюрикен приобрёл вид правильной звезды,[111] а также за счёт придания оружию при метании интенсивного вращательного движения, что приводило к неизбежному контакту хотя бы одного из лучей с поверхностью цели, которой наносятся колото-резаные повреждения.
В настоящее время сюрикены производятся промышленным способом во многих странах Юго-Восточной Азии в качестве спортивного снаряда (см. рис. 30), однако, наибольшее количество сюрикенов, попадающих в поле зрения правоохранительной деятельности, являются самодельными.[112]
Конструктивно сюрикен характеризуется следующими признаками:
1.                                  представляет собой металлическую многолучевую пластину толщиной до 4-5 мм, диаметром до 100-120 мм;
2.                                  наличием радиально расположенных выступов, выполняющих функцию клинков, имеющих остриё кинжального или ножевого типа треугольной или лавровидной формы. Выступы сюрикенов могут иметь одно- или двустороннюю заточку, продольная ость лучей может проходить через диаметр сюрикена или быть расположена под углом к нему. Выступы имеют определённое соотношение по пропорциям с диаметром диска и составляют примерно Ѕ радиуса (см. рис. 32).
3.                                  Масса сюрикена колеблется в пределах от 60 до 300 г.
4.                                  В качестве факультативных признаков сюрикена можно назвать то, что в центре пластины часто выполняется круглое отверстие, кроме того, сюрикены, изготовленные промышленным способом могут иметь на поверхности пластины надписи или декоративные изображения (ниндзя, драконы, элементы дальневосточной графики и т.д.). Также сюрикены могут выполняться складными, состоящими из двух пластин, скреплённых болтом или заклёпкой, выполняющей функцию оси, вокруг которой эти пластины поворачиваются , приводя таким образом сюрикен в «боевое» положение. Иногда сюрикены могут быть замаскированы под элемент какого-либо предмета (пряжка ремня, крышка карманных часов и др.).[113]
Необходимо отметить и объекты, которые могут быть охарактеризованы как атипичные сюрикены. Как указывалось выше, в настоящее время отечественной промышленностью выпускается набор «Бобр-1», в комплект которого, кроме прочего, входит нож «Робинзон».[114] Конструктивно нож «Робинзон» представляет собой пластину неправильной формы с отверстием для пальца в центре и криволинейным выступом с внешней стороны пластины, выполняющим функцию клинка. Внешний периметр пластины имеет заточку, позволяющую использовать нож для перепиливания металлических предметов толщиной до 15 мм, напильник, консервный нож, приспособление для переламывания проволоки, плоскую отвёртку, шило с ушком. По утверждению автора статьи, в которой описывается данный комплект, «в критической ситуации «Робинзон» можно использовать как своеобразный сюрикен, так как все его стороны заточены». Однако, учитывая незначительную массу этого сюрикена (50г.), возможность нанесения им серьёзных повреждений вызывает сомнение.
Своеобразный вариант метательного оружия, которое по конструкции и способу метания во многом схоже с сюрикеном, предложен Т.Р. Касьяновым. «Метательная пластина», описанная Касьяновым, представляет собой плоский металлический предмет в виде прямоугольника со сторонами 100Х120 мм, все четыре стороны пластины имеют двустороннюю заточку с шириной лезвия 5 мм. В одном из углов пластины выполнено прямоугольное отверстие размером 1,5Х2,5 мм. Толщина такой пластины колеблется от 0,8 мм до 2 мм, при этом масса пластины оказывается равной 150-200 гр.[115] В некоторых случаях в центре пластины может быть просверлено отверстие, в которое с обеих сторон вворачиваются два небольших металлических «конуса», скреплённые между собой резьбовым соединением. Таким образом, масса пластины увеличивается ещё на 50 гр.[116] За счёт того, что в одном из углов пластины выполнено прямоугольное отверстие, центр тяжести пластины смещается в противоположную сторону, что приводит к её неравномерному вращению в полёте. Тем самым достигается эффект нанесения рубленого повреждения при контакте пластины с целью.[117]
Менее распространённый стрелочный сюрикен (см. рис. 31), который представляет собой металлический стержень цилиндрической или многогранной формы в сечении с одним или двумя заточенными торцами.
Центр тяжести стрелочных сюрикенов, как правило, смещён к одному из его концов.
Стрелочные сюрикены обычно носятся в чехле по несколько штук различной массы; длина стрелочного сюрикена соизмерима со средней длиной ладони взрослого человека, что вызвано необходимым положением такого сюрикена в руке при метании.
Как отмечалось выше, ни в нормативных актах, ни в криминалистической литературе до сегодняшнего дня не было предложено методики экспертного исследования сюрикенов, в связи с чем В.В. Агафоновым[118] было предложено предоставить следователю право проведения экспериментальных бросков сюрикена в цель, по результатам которых принимать решение о признании или непризнании объекта оружием. Очевидно, что экспериментальные броски объекта в мишень являются обязательным и во много решающим этапом экспертного исследования, следовательно особое внимание при выработке методики криминалистического исследования сюрикенов следует уделить технике метания этого оружия. А.С. Подшибякин, в работе 1997 г., не рассматривая самой методики, представляет образец заключения по исследованию сюрикена.[119]
Метание сюрикенов осуществляется из тех же положений, что и метание ножей, в плоскости, параллельной, поверхности земли, перпендикулярной или под углом к ней и из-за укрытия[120] (см. рис. 33).
Однако, метание сюрикена в горизонтальной плоскости имеет то преимущество перед метанием этого оружия перпендикулярно поверхности земли, что при этом создаётся эффект несущей плоскости; летящий сюрикен испытывает, помимо прочего, вертикальное сопротивление воздуха, возникающее под действием силы тяжести.
Естественно, что сопротивление воздуха будет несколько больше в   том   случае,   если   плоскость
поверхности сюрикена будет параллельна земле.
В этом случае дальность броска сюрикена будет больше, а вертикальное рассеивание точек попадания по цели – меньше, чем при метании сюрикена в вертикальной плоскости.
Большое значение играет, также удержание сюрикена в руке перед метанием.
Основное требование заключается в том, чтобы удерживание сюрикена осуществлялось при помощи хотя бы большого пальца руки и указательного, включая ногтевую фалангу, за счёт чего увеличивается степень контроля за положением оружия в руке, а, следовательно, обеспечивается максимально точное поражение цели (см. рис. 34). С целью увеличения плотности поражения цели сюрикенами их метание осуществляется по несколько штук одновременно: сюрикены поражают цель в разных местах одновременно в нескольких сантиметрах друг от друга, создавая эффект «автоматной очереди».[121]
Пожалуй самый простой вариант метательного оружия, использующего принцип быстрого вращения при нанесении повреждений, был изобретён в Индии. Повреждение цели таким оружием, как чакра, наносится не отдельными клинками или клинкоподобными выступами, а сплошной замкнутой круговой кромкой оружия. Имеется незначительное количество источников, содержащих сведения о конструктивных особенностях, линейных и весовых характеристиках чакр, а также способах их применения[122]. Образцы чакр, изученные автором данной работы в музеях г. Санкт-Петербурга, содержат следующий конструктивный комплекс:
1.                                  представляет собой массивное металлическое кольцо диаметром около 25 см, шириной 2,5-3 см и толщиной 3-5 мм;
2.                                  внешняя кромка кольца имеет сплошную (по всей окружности чакры) двустороннюю заточку и выполняет функцию лезвия;
3.                                  внутренняя поверхность кольца делается гладкой и, как правило, толщина оружия у внутренней кромки кольца максимальная.
 Метание чакры осуществляется следующим образом: оружие раскручивается над головой вокруг одного или двух пальцев руки (в зависимости от массы оружия и физических способностей человека) и мощным броском посылается в цель, нанося ей резано-рубленые или резаные повреждения.
Несмотря на то, что за последние несколько лет ЭКЦ МВД РФ было издано несколько описанных выше вариантов методик криминалистического исследования оружия и предъявляемых к нему требований, ни одно издание не содержало описаний необходимых действий эксперта, проводящего исследование на относимость объекта к метательному ножу, сюрикену, чакре. Также не были приведены и криминалистические требования к данным образцам метательного оружия. Изученные нами заключения экспертов по исследованию этой категории метательного оружия свидетельствует о том, что экспертиза метательных ножей проводится «по аналогии» с исследованием холодного оружия[123]. Частично экстраполяция методики, разработанной для исследования боевых и охотничьих ножей, применима и для экспертизы метательных ножей, но методика исследования последних (а тем более методика исследования сюрикенов и чакр) должна, на наш взгляд, иметь определённые особенности.Предлагаемая нами методика исследования метательных ножей заключаемся в следующем.
Аналитическая стадия начинается с описания конструкции объекта, его формы, линейных и весовых данных, внешнего вида. Для одноклинкового метательного ножа указываются:
-общие форма, размеры и масса, а также степень продольной симметрии, конструктивный тип оружия, в зависимости от формы и заточки клинка, – нож, кинжал, многолучевая пластина, кольцо;
-расположение центра тяжести, наличие отверстий, шлиц, грузиков и других приспособлений для изменения расположения центра тяжести ножа. Для многоклинкового метательного ножа указывается, кроме того количество клинков, их форма, взаимное расположение. При описании сюрикена необходимо обратить внимание на конструкцию оружия (цельный, разборный, складной), способ крепления пластин разборного или складного сюрикена, количество лучей, их форму и расположение, наличие отверстия в центре сюрикена. Описание чакры должно содержать данные о форме оружия, его диаметре (наружном и внутреннем), ширине и толщине.
 Далее детально описываются клинок и рукоятка оружия[124]:
-форма и размеры элементов клинка, его конструктивные особенности: степень продольной симметрии, количество лезвий, наличие полулезвия (фальшлезвия), величина угла острия, образованного схождением соответствующих элементов клинка, форма острия, способ заточки клинка, наличие дол, обуха, пятки клинка. Для сюрикенов указывается форма и способ заточки лучей, длина каждого луча и величина режущей кромки лезвия, соотношение длины луча с радиусом сюрикена, толщина сюрикена в центральной части; при описании чакры необходимо указать площадь и способ заточки внешней кромки оружия, характер поверхности внутренней кромки;
-форма рукоятки метательного ножа, соотносимость её линейных параметров с размерами клинка, наличие или отсутствие щёчек, обмотки, навершия и т.д. Для многоклинкового ножа указывается также расположение рукоятки, относительно клинков.
После этого необходимо указать имеющиеся на объекте элементы украшения, их характер, маркировочные или производственные клейма и надписи, их содержание и способ выполнения, наличие на поверхности ножа дефектов (сколов, погнутостей, заусенцев и т.д.).
 Оценка пригодности метательных ножей к нанесению повреждений производится по аналогии с методикой, применяемой для экспертизы холодного оружия:[125] клинок ножа исследуется на прочность и твёрдость материала (приложение нагрузки к острию с последующим изменением величины остаточной деформации, измерение твёрдости по методу Роквелла, Бринелля или Виккерса), степень заточки лезвия оценивается путём изучения характера срезов (не менее 5) на берёзовой палочке диаметром 10-12 мм. Поскольку к сюрикенам и чакрам предъявляются меньшие требования к устойчивости к деформации (особенно, направленной перпендикулярно плоскости метания оружия) вопрос о твёрдости материала такого оружия, необходимой для нанесения соответствующих повреждений, должен решаться в дальнейшем по итогам совершения экспериментальных бросков в цель после оценки возможных повреждений в конструкции оружия. На данном этапе экспертом должен быть сделан промежуточный вывод о том, обладает ли исследуемый объект комплексом конструктивных признаков, позволяющих отнести его к метательному оружию.
Пристальное внимание необходимо уделить экспериментальным броскам объекта в цель, поскольку именно от результатов этого проверочного действия зависит вывод эксперта о возможности использования исследуемого предмета в качестве метательного оружия. Метание целесообразно проводить в помещении, обеспечивающем безопасность эксперта и окружающих (например, в случае рикошета объекта от мишени) с мягким покрытием пола. Мишень должна представлять собой пакет сухих сосновых досок толщиной 30-50 мм (при необходимости – биоманекен или биоматериал) длиной до 180 см, установленный вертикально. Метание ножа необходимо производить с разных дистанций, начиная от 1 до 5 м с удержанием за клинок и/или за рукоятку. Необходимо учитывать, что наиболее «универсальным» является способ метания ножа с удержанием за клинок. Метание с удержанием за рукоятку производится с малых дистанций (до 2 м) либо в зависимости от конструктивных особенностей ножа, например, когда удержание ножа за клинок может привести к самопорезу в момент броска или при значительном превышении массы клинка над массой рукоятки. Особое внимание следует уделить правильному положению ножа или сюрикена в руке, также положению эксперта при выполнении бросков с учётом описанных выше требований.
Согласно Криминалистическим требованиям 1998 г. ЭКЦ МВД РФ, минимально необходимая глубина внедрения острия «холодного клинкового оружия» в мишень должна составлять не менее 10 мм.[126] Хотя речь идёт о холодном оружии (данная редакция «Криминалистических требований» выделяет метательное оружие в самостоятельный вид), представляется, что указанная глубина внедрения применима и для метательных ножей, поскольку последние, как правило, более массивны и имеют форму острия, способствующую наименьшему удельному сопротивлению клинка, а, следовательно, максимальному внедрению его в цель. Несмотря на то, что энергия, которую человек способен сообщить ножу при нанесении контактного удара превышает потенциал, сообщаемый ножу при метании, степень внедрения острия метательного ножа в цель будет примерно такой же, как и в случае с холодным оружием, благодаря упомянутым выше конструктивным особенностям метательного ножа. На наш взгляд, при оценке результатов экспериментальных бросков метательных ножей необходимо учитывать в качестве обязательного критерий уверенного внедрения ножа в цель, то есть такого поражения препятствия, при котором нож остаётся в нём, а не падает, даже оставив в мишени повреждение определённой глубины.
Анализ заключений экспертов, исследовавших объекты на относимость к сюрикенам, выявил, что экспертами в качестве одних из минимально необходимых параметров исследования сюрикена признаются: масса объекта – 60 г, глубина внедрения одного или нескольких лучей в цель – 5 мм.[127] Каких-либо рекомендаций ЭКЦ МВД РФ или нормативных актов иных ведомств по этому поводу автором обнаружено не было. А.С. Подшибякин в своей работе 1997 г. «Холодное оружие» приводит образец заключения эксперта по исследованию сюрикена. Масса сюрикена лишь указывается без сравнения с какими-либо установленными параметрами.[128] По нашему мнению, со снижением, по сравнению, например, с метательными ножами, обоих критериев: и массы объекта, и глубины внедрения можно не согласиться. Уменьшение массы оружия ведёт к снижению его кинетической энергии при метании с одной и той же силой и уменьшению проникающей способности. Соответственно, сделать заключение о способности причинить таким объектом повреждение, опасное для жизни или здоровья человека, можно только в случае, если он внедряется на глубину, большую, чем остриё более тяжёлого метательного ножа. Основываясь на приведённых выше положениях, полагаем возможным предположить, что минимальная масса сюрикена должна составлять 100 г, глубина внедрения в мишень (пакет сухих сосновых досок) – 10 мм.
Учитывая чрезвычайно низкую распространённость такого метательного оружия как чакра, а, соответственно, отсутствие достаточного экспертного опыта исследования этого объекта, вопрос о пригодности его для нанесения повреждений, опасных для жизни или здоровья человека, должен решаться индивидуально по итогам изучения наносимых им резаных повреждений на мишени, глубина которых, по нашему мнению, также не должна быть менее 10 мм.
Сравнительная стадия включает в себя сопоставление исследуемых объектов с образцами оружия, приведёнными в различных каталогах, содержащих сведения об аналогичном оружии, иных информационно-справочных пособиях. К сожалению, в информационных листках сертификации оружия, издаваемых ЭКЦ МВД РФ, содержатся очень ограниченные сведения о метательном оружии вообще и о метательных ножах и сюрикенах в частности.[129] В учебнике А.М. Сумароки, А.В. Стальмахова и А.Г. Егорова «Холодное и метательное оружие: криминалистическая экспертиза», как указывалось выше, метательные ножи представлены лишь тремя иллюстрациями.[130] 
Синтез результатов исследования должен быть представлен выводами эксперта о принадлежности или не принадлежности исследованного объекта к категории метательного оружия, о его конструктивном типе (метательный нож, кинжал, сюрикен и т.д.), а также о способе изготовления, пригодности для нанесения повреждений, возможной дистанции применения, возможных и оптимальных способах удержания ножа и стойках для метания, а также о его положении в полёте.
В качестве вопросов, которые можно было бы предложить для разрешения эксперту, полагаем возможным постановку следующих основных вопросов:[131]
-является ли представленный на экспертизу объект метательным оружием?
-к какому конструктивному типу метательного оружия относится данный объект?
-каким способом изготовлен данный объект?
-пригоден ли исследуемый объект для нанесения на расстоянии повреждений, опасных для жизни и здоровья человека?
 
 
§ 4. Криминалистическое исследование пращей и охотничьих рогаток.
 
Одной из самых простых, а, следовательно, одной из самых ранних разновидностей метательного оружия является праща. Появление пращи относится приблизительно ко второму тысячелетию до нашей эры; наиболее ранние изображения пращи обнаружены в Египте и Греции.[132] Как указывалось в первой главе, попытка человека увеличить дистанцию поражения цели привела к использованию в качестве единой конструкции камня и лианы. Камень, закреплённый на гибком подвесе стал прообразом кистеня и болас; приспособление, в котором камень при помощи такого подвеса посылался в цель, представляет собой ремённую пращу.
В современной литературе содержатся весьма скудные сведения о конструктивных особенностях такого оружия как праща: длина подвеса, масса снаряда указываются лишь некоторыми авторами. Кроме того каждым из них используется собственное, отличное от других, наименование основных частей пращи. Простейшая ремённая праща состоит из верёвки или ремня длиной около 1,5 м,[133] в центре которого имеется кожаное гнездо («уширение», «мешочек» по В.Е. Маркевичу, «гамачок» по М.В. Горелику), реже – петля, предназначенная для размещения снаряда. Один из подвесов, прикреплённых к гнезду, имеет на свободном конце петлю для надевания на палец[134] или даже запястье.[135] При использовании пращи подвес при помощи петли крепился на кисти руки, снаряд вкладывался в гнездо, и праща, удерживаемая за оба конца подвеса, раскручивалась над головой. После сообщения гнезду со снарядом достаточной кинетической энергии, в момент, определяемый взаимным расположением цели и вращающейся пращи, свободный конец подвеса отпускался, в результате чего снаряд освобождался и под действием центробежной силы летел в цель. В качестве снарядов для пращи применялись сначала камни, а затем свинцовые, железные и бронзовые ядра, как правило, в форме финика или жёлудя. По сведениям В.Е. Маркевича, масса таких ядер колебалась в пределах от 100 до 400 г[136], согласно же данным, полученным М.В. Гореликом, применялись снаряды «размером с руку»[137]. Иногда снаряды для пращи имели надписи различного содержания: имена и клейма изготовителей, имена императоров, слова и фразы типа «лети метко», «рази врага», «бери», «ешь» и т.д.[138] При этом ни один из приведённых авторов не упоминает объёма гнезда пращи, что предопределяет размер применяемых снарядов.
Иногда в качестве ремённой пращи использовался обыкновенный кнут, в расплетённый конец которого вкладывался снаряд, кнут закручивался по спирали, затем резким хлёстким движением раскручивался, посылая снаряд в цель. Существовали также другие менее распространённые разновидности пращи. Праща-бич состоит из ремённой пращи, одним концом подвеса жёстко закреплённой на палке, а второй, имеющий петлю, надевался на конец этой палки. Палкой, удерживаемой в руке, делался замах, в определённый момент петля подвеса слетала с конца палки, и снаряд ,освобождаясь, летел в цель[139] (см. рис. 35).
Праща-ложка представляет собой деревянное приспособление в виде большой ложки или плоской доски с углублением с одного конца и рукоятью с другого. В это углубление вкладывался снаряд и маховым движением руки посылался в цель. Можно предположить, что праща-ложка послужила в дальнейшем прообразом копьеметалки: вместо углубления делался крючок, а в качестве снаряда использовалось малое копьё или дрот, упиравшийся своим торцом в крючок. Применение и принцип действия пращи-ложки и копьеметалки абсолютно идентичны.
Существовала также праща в виде расщеплённой с одного конца палки, в который, по выражению В.Е. Маркевича, «ущемлялся» снаряд[140]. Применение такой пращи аналогично применению пращи-ложки.
Праща, в отличие, например, от арбалета, требовала от применяющего её лица определённых навыков, вырабатывавшихся в процессе долгих тренировок. Хорошие пращники ценились наравне с лучниками, человек, владеющий пращёй, мог поразить человека на дистанции 120-160 шагов. [141]
С точки зрения современной экспертной практики нами не было встречено ни одного случая исследования объекта на принадлежность к праще, в связи с чем, на наш взгляд, нет необходимости разрабатывать отдельную методику исследования объекта на принадлежность к праще, однако простота изготовления подобного оружия свидетельствует о том, что его попадание в сферу деятельности экспертных подразделений не исключено. Очевидно, что праща должна быть отнесена к историческому метательному оружию, и её возможное исследование большей частью будет касаться трёх основных вопросов: длины подвеса, вместимости гнезда и проблемы навыка обращения с пращёй. Первый критерий определяет возможность придания снаряду достаточной кинетической энергии, следовательно, существует определённый минимальный размер подвеса, уменьшение которого неизбежно будет вести к невозможности сообщить снаряду достаточный потенциал, и максимальный, превышение которого влечёт к неудобному для метающего и небезопасному для окружающих раскручиванию пращи. Второе обстоятельство определяет возможность применения в данной праще снарядов определённого размера и массы, что также характеризует объект с точки зрения его поражающей способности.
В применении пращи большое значение играет наличие динамического стереотипа лица, метающего с её помощью снаряды. Удачное поражение цели при помощи пращи возможно только в результате предварительных тренировок определённой продолжительности, в ходе которых у человека вырабатывается динамический стереотип по отношению к дистанции до цели, способу удержания подвеса в руке, положению относительно цели.
Другим объектом, который может быть объединён с пращёй по характеру применяемого снаряда, является рогатка, которую мы называем охотничьей. Несмотря на давнюю распространённость и доступность рогатки, в поле зрения правоохранительной деятельности она попала лишь в конце XX в.[142]: в разных регионах мира рогатки часто используются против представителей полиции при массовых беспорядках. Требования норм права, запрещающих свободный оборот оружия, с одной стороны и простота изготовления и доступность рогаток с другой стороны привели к тому, что в последнее время рогатки заводского изготовления нередко оказываются объектом криминалистического исследования.[143]
В различных каталогах, издаваемых за рубежом, такие рогатки довольно часто предлагаются к продаже как предназначенные для охоты на зайцев, грызунов, мелкую птицу (например, такие модели, как «Pocket rocket», «Wrist rocket», «Falcon», «Falcon II»), уверенное поражение которых на близких дистанциях гарантируется производителем (см. рис. 36). Таким образом, можно предположить, что при попадании в наиболее уязвимые места тела человека снаряд, выпущенный из такой рогатки, способен нанести серьёзные повреждения. Индивидуальные средства защиты сотрудников правоохранительных органов (шлемы с забралом, щиты) рассчитаны на сопротивление удельному воздействию, оказываемому на определённой площади, равной площади того участка камня, палки, бутылки, которым эти объекты контактируют со средствами защиты при броске в них. Очевидно, что металлические или стеклянные шарики, используемые в качестве снарядов для охотничьих рогаток, имеют очень ограниченную площадь воздействия на препятствие при довольно большой начальной скорости полёта. Следовательно, удельное воздействие на препятствие резко возрастает, сто может привести к разрушению последнего и нанесению снарядом или обломками защитных слоёв повреждений человеку. Частые случаи нанесения при помощи охотничьих рогаток серьёзных повреждений полицейским, проводящим мероприятия по ликвидации массовых беспорядков, привели к тому, что в ФРГ ещё в 1978 г. на одном из заседаний западногерманского парламента в законодательство был включён пункт о том, что оружием, требующим специального разрешения, решено впредь считать и рогатки.[144]
Ни в криминалистической, ни в технической литературе нами не было найдено описания составных частей охотничьих рогаток, в связи с чем нами предлагается собственная терминология, использование которой, на наш взгляд, допустимо при описании охотничьих рогаток. В конструктивном отношении современные охотничьи рогатки характеризуются следующими основными элементами.
1.                                  Они имеют две стальные или изготовленные из иного прочного сплава дуги, предназначенные для крепления к ним эластичных резиновых шнуров (трубок), а в некоторых моделях рогаток (например, «Falcon II») создающие дополнительный пружинящий эффект при натяжении резиновых шнуров (трубок), в связи с чем мы предлогам называть эти дуги боевыми.
2.                                  Нижние части боевых дуг закреплены в чаще всего пластмассовой рукоятке, имеющей форму округлого эллипсовидного в сечении стержня, иногда рукоятка рогатки выполняется в форме пистолетной рукоятки.
3.                                  К свободным концам боевых дуг крепятся два шнура чаще всего в виде трубок, изготовленные из прочной эластичной резины или иного подобного ей материала, способного выдерживать многократные растяжения, соединённые между собой кожаным или пластиковым гнездом, предназначенным для размещения снаряда.
4.                                  К нижней или верхней части рукоятки жёстко крепятся две металлические дуги, направленные в сторону стрелка, соединённые гибким элементом на свободных концах. Такое приспособление выполняет функцию упора, ложащегося сверху на предплечье руки, удерживающей рукоятку, позволяя разгрузить лучезапястный сустав при натяжении трубок и сделать положение рогатки в руке более устойчивым. Такой упор часто делают складывающимся или съёмным.
5.                                  В качестве снарядов к охотничьим рогаткам используются специально изготовленные стальные или стеклянные шарики диаметром в среднем около 10 мм, очевидно, что могут использоваться также любые другие сходные по форме и размерам предметы (шарики от подшипников, куски свинцовой или алюминиевой проволоки большого сечения, металлические пломбы и т.д.).
Несмотря на то, что в последнее время такие рогатки получили распространение на территории России, и производители разных стран относят подобные рогатки к средству охоты, ни в одном из изданий «Методики» или «Криминалистических требований» ЭКЦ МВД России нет указания на охотничьи рогатки как объект, включающийся по своему специальному целевому назначению в гражданское метательное оружие, в связи с чем нет и рекомендаций по методике исследования подобных объектов. Полагаем, что экспертное исследование рогаток должно проводиться следующим образом.
Аналитическая стадия предполагает описание конструкции рогатки: её формы, общих размеров; наличия, формы и размеров всех необходимых элементов (рукоятки, боевых дуг, упора для предплечья, эластичных шнуров (трубок), гнезда). Указывается состояние, в котором доставлена рогатка: надеты ли трубки на концы дуг, сложен или приставлен упор, имеются ли у рогатки какие-либо визуально отмечаемые дефекты конструкции. Кроме того, описываются все, имеющиеся надписи, маркировки, изображения.
Основная возникающая при исследовании рогатки проблема связана, на наш взгляд, с возможностью измерить кинетическую энергию снаряда, выпускаемого из неё, поскольку способность нанести снарядом рогатки повреждений определяется лишь массой имеющегося (изъятого или используемого в качестве экспериментального) снаряда и упругостью эластичных шнуров (при постоянном усилии натяжения, оптимальном для человека со средним физическим развитием). Полагаем, что в данном случае возможно использование методики, предложенной группой учёных под руководством А.И. Устинова для измерения кинетической энергии снаряда, выпущенного из пневматического оружия: измерение начальное скорости полёта снаряда известной массы при помощи приборов типа ЛИС-2[145] и расчёт по известной формуле с учётом массы снаряда. Проведение экспериментальных выстрелов из охотничьих рогаток, на наш взгляд, возможно и в том случае, если в качестве мишени используется материал, внедрение в который снаряда сравнимо с повреждением, наносимым мягким тканям человека. Использование каких-либо других мишеней (например, пенопластовых блоков, как в заключении № 587/13 РФЦСЭ МВД России) не даёт представления о способности нанести снарядом повреждение человеку.
На данном этапе исследования эксперт должен дать предварительное заключение о наличии или отсутствии у исследуемого объекта комплекса конструктивных признаков охотничьей рогатки.
К сожалению, ни в одном издании «Сборника информационных листков» ЭКЦ МВД РФ нет указания на результаты сертификации охотничьих рогаток, которые могли бы быть использованы на сравнительной стадии исследования.
Синтез результатов исследования предполагает мотивированный вывод эксперта о том, что исследованный объект обладает (или не обладает) всем комплексом конструктивных признаков, присущих охотничьей рогатке, и способности её сообщить снаряду кинетическую энергию, достаточную для нанесения человеку повреждений, опасных для жизни или здоровья.

§ 5. Криминалистические аспекты исследования боевых метаемых топоров, метательных дубин и дистанционных средств нелетального воздействия (обездвиживания).
 
Боевые топоры – одна из разновидностей оружия, некоторые образцы которого использовались и как холодное оружие, то есть для нанесения контактных ударов в рукопашном бою, и как метательное – для поражения цели на дистанции путём броска. Какого-либо указания на то, что отдельные виды боевых топоров изначально изготавливались как предназначенные только для метания нами найдено не было. Однако, конструкция некоторых из них позволяет, при наличии определённого навыка, метать эти топоры в цель, что довольно часто приводится различного рода публицистических и художественных источниках, большей частью посвящённых индейским племенам Северной Америки.
Исторические упоминания каменных и костяных боевых топоров встречаются очень редко (см. рис. 37-40), что вызвано, очевидно, универсальностью применения топора как для труда и охоты, так и для нападения или обороны: технические средства обработки материалов не позволяли конструктивно дифференцировать оружие и орудия труда[146]IV-первой половиной III тысячелетия до н. э., позже боевые топоры были обнаружены также в Египте, Малой Азии, на Центральном Кавказе, в Индии.[147]XVI в[148]XX в.[149] параллельно с огнестрельным оружием. Основными признаками боевых топоров являются следующие:. Индейцы Северной и Южной Америки использовали боевые топоры вплоть до первой половины В Европе боевые топоры использовались до конца . Наиболее ранний комплекс основных боевых топоров из металла известен с территории Месопотамии и датируется концом
-массивность клинка (железкб), обусловленная необходимостью проникновения сквозь слои защитного снаряжения;
-довольно длинное древко топора, позволяющее увеличить дистанцию применения оружия;
-значительная длина клинка (расстояние от древка до лезвия) при соединении его с древком под углом, близким к 90° , увеличивающее рычаг воздействия на препятствие;
-особая форма клинка. Выделяют четыре основных разновидности клинков боевых топоров: 1) прямой клинок прямоугольной формы, обеспечивающий нанесение рубящих ударов; 2) клинок лавровидной формы, лезвие которого, плавно закругляясь от древка к концу, образует остриё. Такой топор предназначен для нанесения проникающих колюще-режущих ударов; 3) широкий полукруглый клинок в форме сегмента (топор-секира), обеспечивающий нанесение рублено-резаных повреждений; 4)также полукруглый, но менее широкий длинный клинок, при помощи которого наносятся рубящие удары;[150] (см. рис. 41-45);
-особая форма обуха. Часто обух боевых топоров имеет навершие в форме пирамиды, конуса, шара и др.[151]Fairbairn-Sykes»). , которое, с одной стороны, балансирует длинный клинок относительно древка, с другой – выполняет функцию дополнительного ударного элемента по аналогии с наконечником боевых ножей (например, как у кинжалов «
В ближнем бою боевой топор обладает теми преимуществами, что способен нанести глубокую обширную рану даже защищённому противнику. Сложность метания боевых топоров вызвана, во-первых, значительной массой этого оружия. К сожалению, ни в одной из изученных нами работ, посвящённых боевым топорам, не указаны размерные и весовые данные этого оружия[152]. Так, М.В. Горелик, очень подробно описавший конструкцию боевых топоров разных народностей от Кавказа до Индии, ни где не приводит линейные или весовые данные топоров[153], В. Бехайм ограничивается лишь указанием того, что «немецкие тяжеловооружённые всадники и французские жандармы использовали разновидность… короткого топора» длиной «не более 60 см»[154]. Некоторые размерные данные приведены А.Н. Кирпичниковым в отношении русских топоров.[155] Во-вторых, ограниченная площадь поражающего элемента (лезвия, острия) снижает вероятность уверенного поражения цели. Кроме того, благодаря значительной длине клинка и величине угла, под которым он крепится к древку, центр тяжести оружия расположен таким образом, что вращение топора в полёте оказывается неравномерным и при попадании в препятствие, например, обухом при метании топора клинком вперёд, причиняются очень незначительные повреждения.
Вышесказанное позволяет сделать вывод о том, что некоторые образцы боевых топоров могут быть отнесены к категории метаемого холодного оружия, то есть оружия, которое может быть использовано для метания, хотя конструктивно для этого оно предназначено достаточно редко.
Очевидно разработка отдельной методики криминалистического исследования метаемых топоров сопряжена с определёнными трудностями прежде всего в связи с ограниченностью информации по вопросу. В этнографическом труде Ф. Ратцеля «Народоведение» приведены изображения двух североамериканских индейских вождей, заметным аксессуаром которых являлись небольшие топорики, которые могут быть признаны метаемыми объектами, т.е. томагавками.[156] К сожалению, непервостепенность этой детали рисунков не даёт возможности уточнить конструктивные признаки этих топориков.
В иллюстрациях к эпосу североамериканских индейцев «Песнь о Гайавате»[157] приводится девять типов небольших топориков или близких к ним чеканоподобных объектов (см. рис. 46). Эти топорики даны по рисункам американского художника и этнографа Ремингтона. Анализ модификаций топориков по документальным рисункам Росса позволяет предложить следующий комплекс признаков, характеризующих метаемые топорики североамериканских индейцев:
1.                                  Меньшая массивность всей конструкции метаемых топориков, по сравнению с обычными «плотничными» топорами;[158]
2.                                  железко небольшой массы с несколько «опущенным лезвием» (термин А.Н. Кирпичникова применительно к малым русским боевым топорам), то есть некоторая «бородовидность» лезвия. Наличие «молотовидного» обушка. При этом, даже при контактном использовании топорика, по мнению А.Н. Кирпичникова, «Молотовидные обушки, помимо боевого назначения, служили своеобразным противовесом, по отношению к лезвию, и способствовали более точному и рассчитанному удару.»[159] Эти функции молотовидного обушка можно предполагать и при метании топорика.
3.                                  Рукоятка топорика прямой, без изгибов, утолщений и утоньшений формы, гладкая. И если нет выраженной её аэродинамичности, то конструкция рукоятки способствует метанию топорика в цель. Таким образом, рукоятка служит своеобразным стабилизатором при метании.
Эти три основных группы признаков в совокупности позволяют выделить из числа прочих объектов топорики, конструкция которых не препятствует или даже способствует их дистанционному использованию.
В отдельную категорию, на наш взгляд, следует вынести такие объекты, предназначенные для воздействия на цель на расстоянии, как бумеранг, болас, лассо, метательные (выстреливаемые) сети.
Обращаясь к проблеме бумеранга, необходимо начать её рассмотрение с дубины (палицы) – оружия, представляющего собой деревянную палку с массивным поражающим навершием. Очевидно, время изобретения палицы восходит к моменту первоначального использования человеком подручных предметов (палок, камней, крупных костей) для добычи пищи и самозащиты, однако, наибольшее распространение в качестве оружия, согласно дошедшим до нас данным, дубины начали получать с III тысячелетия до н. э.[160] На основании изученной нами литературы можно сделать вывод о том, что конструктивными разновидностями дубины, связанными с условиями её применения, стали такие конструктивные типы этого оружия как булава и метательные палицы, особой разновидностью которых являются бумеранги. Булава – оружие, предназначенное для нанесения контактных ударов в рукопашном бою. Ею также наносятся удары большой силы, способные привести к раздроблению костей, повреждению внутренних органов и наружных мягких тканей, а также защитного обмундирования.
Первоначально булавы делались из твёрдых пород древесины с навершием грушевидной или шаровидной формы; позже навершие стали делать в виде фигурок зверей[161]morgenstern – «утренняя звезда») или перьями («шестопёр»)[164] (см. рис. 48, 49)., длина булавы составляла около 50-80 см.[162] Каменные булавы по форме практически не отличались от деревянных за тем исключением, что были более грубо обработаны. С появлением железа навершию и рукоятке булавы стали придавать более сложную форму, наносить элементы украшения. Булава имела большое сакральное значение: само по себе это оружие являлось символом воина, сильного и могущественного человека (как орудие производства она была бесполезна), а потому богато украшенная булава часто выступала как предмет религиозных ритуалов и элемент одежды высокопоставленного военного лица[163] (см. рис. 47). В связи с этим на навершие и рукоятку булавы наносились изображения религиозных ритуальных обрядов, боевых сцен. Обязательной регалией монархов многих государств при официальных приёмах являлся скипетр, который представляет собой не что иное как палицу. В эпоху средневековья навершия булав, применявшихся исключительно для нанесения контактных ударов стали оснащать дополнительными поражающими элементами: металлическими шипами (моргенштерн, от нем.
Несколько отличаются от булав метательные палицы, их конструкция характеризуется тем, что они имеют, обычно:
-менее длинную, чем булава рукоятку, лишённую выступающих элементов;
-навершие в форме яйца или короткого веретена без каких-либо дополнительных поражающих элементов[165] (см. рис. 50).
Подобная конструкция в наибольшей степени способствует стабильному полёту метаемой дубины, с точки зрения аэродинамики. Несколько иными в конструктивном плане были метательные палицы, обнаруженные, например, в Бразилии: они представляют собой плоскую дощечку длиной 50-90 см, в форме продольного сечения усечённого конуса, то есть ударная часть, плавно сужаясь, переходит в рукоятку[166] (см. рис. 51). При метании такой палицы проще добиться стабилизации её полёта в плоскости вращения за счёт эффекта гироскопа, метание же такой палицы с вращением в горизонтальной плоскости с некоторым углом атаки создаёт эффект крыла, увеличивая таким образом дальность полёта оружия. Мексиканские метательные дощечки также представляют собой разновидность метательной палицы. Это, как правило, плоские в форме прямоугольника дощечки с продольным пазом-углублением с одной стороны, заканчивающимся упором у ударного конца дощечки. Метались такие дощечки при помощи метательного приспособления, представляющего собой также плоскую дощечку с крючком с одного конца и рукояткой с другого. Крючок цеплялся за упор в пазу метательной дощечки и резким маховым движением руки оружие посылалось в цель[167] (см. рис. 52). В подобном конструктивном решении прослеживается очевидное сходство с копьеметалкой, тем более, что некоторые метательные дощечки, например туписов, имели форму пики длиной около 50 см с отверстием на расстоянии примерно 1/3 длины от острия, предназначенного для крючка метательного приспособления.[168]
Бумеранг представляет собой разновидность метательной палицы особой формы. Однозначного мнения о том, где и когда был изобретён бумеранг до сих пор нет. Первые сведения о бумерангах относятся к первому тысячелетию до н. э.: уже в это время бумеранг был известен в Египте, Австралии[169] (см. рис. 53). В научной литературе выделяют два вида бумеранга: возвращающийся и невозвращающийся, при этом только второй, согласно историческим сведениям, был боевым.[170] Боевой бумеранг представляет собой довольно длинную (до 120 см[171]) палку изогнутую под большим углом (до 170°) или дугообразную, цилиндрической или эллипсовидной формы в поперечном сечении. Таким образом, подобное оружие представляет собой метательную дубину атипичной формы и к бумерангу может быть отнесена лишь условно по некоторому внешнему сходству с последним.
Возвращающийся бумеранг – довольно сложное в техническом исполнении изделие, изготавливавшееся первоначально из особых пород дерева (например, Acacia pendula), затем – из слоновой кости, в настоящее время – из различных полимерных и композитных материалов. Возвращающийся бумеранг представляет собой плоскую дощечку длиной до 70-80 см, изогнутую под тупым углом таким образом, что длина сторон угла оказывается в соотношении примерно 3:4. Бумеранги, изготавливаемые для развлечений и спортивных состязаний, могут иметь форму креста в виде двух дощечек одинаковой длины скреплённых между собой под углом 90°. Самодельные бумеранги могут иметь весьма разнообразные неправильные формы, однако сложность заключается в сохранении при этом необходимых лётных качеств.[172] Особые лётные качества бумеранга обеспечиваются за счёт профиля дощечки, напоминающего поперечное сечение несущей плоскости (крыла) самолёта. Разряжение воздуха над поверхностью летящего бумеранга в результате неравномерного обтекания воздухом его профиля создаёт подъёмную силу, благодаря чему бумеранг способен долгое время (до 2 мин. и больше[173]) парить в воздухе. Разная длина прямых частей бумеранга приводит к тому, что на разные его концы действует разная по величине подъёмная сила, за счёт чего более длинный конец отклоняется от плоскости вращения, направляя, таким образом, бумеранг не по прямой, а по дуге, что обусловливает его возвращение.
Метается бумеранг с удержанием за один из его концов, как правило, под острым углом к плоскости горизонта, иногда не в цель по прямой, а по дуге: бумеранг посылается несколько в сторону и, огибая дугу, достигает максимальной дальности полёта в проекции на точку его вылета. Иногда для придания бумерангу особой траектории полёта он метается с рикошетом о землю.[174]
Поскольку подъёмная сила, возникающая при вращении бумеранга способна поддерживать полёт тела определённой максимальной массы, то возвращающиеся бумеранги всегда более лёгкие, чем невозвращающиеся, боевые. Несмотря на то, что бумеранг способен описать эллипс длиной до 160 м[175], возможным это оказывается не столько благодаря силе броска, сколько за счёт его аэродинамических свойств. Такие бумеранги вряд ли способны нанести серьёзные повреждения человеку; по данным Фридриха Ратцеля, возвращающиеся бумеранги использовались исключительно для охоты на птиц или в ритуальных целях.[176]
Простейший болас[177] представляет собой камень на гибком подвесе, свободный конец которого имел петлю[178]. Роль подвеса первоначально выполняли лианы, высушенные жилы животных, позже – сыромятные ремешки или верёвочные шнуры длиной до 130 см. Наибольшее распространение получил болас, состоящий из двух камней разного размера, соединённых подвесом (большой камень – до 70 мм в диаметре, маленький – до 35 мм). Малый камень выполнял такую же функцию, что и петля простейшего болас - служил для удерживания в руке.[179] Болас, удерживаемый за малый камень, раскручивается над головой, после чего большой камень метается в цель. С целью повышения эффективности и долговечности болас их стали оснащать двумя или тремя большими камнями, каждый из которых крепился к отдельному подвесу, а все подвесы, в свою очередь, связывались своими концами со шнуром малого камня; камни, как большие, так и малый, помещались в кожаные мешочки, которые уже и привязывался к подвесу (см. рис. 54).
Наибольшее распространение болас имел среди индейцев Южной Америки, которыми он использовался вплоть до начала XX в. Все упоминания об использовании болас свидетельствуют, что болас никогда не применялся в качестве оружия. Основное его назначение заключалось в обездвиживании бегущего зверя при охоте на него: болас метался в ноги животному, опутывая их за счёт вращающихся под действием центробежной силы больших камней, после чего животное добивалось холодным оружием.[180] Иногда болас, состоящий из двух камней (одного малого и одного большого) применялся для охоты на мелкую птицу: охотник, незаметно подобравшись к добыче сбивал её раскрученным на шнуре болас большим камнем.[181] В настоящее время болас практически не применяется, сохранившись лишь как атрибут национального костюма отдельных регионов[182]. Упоминания этого объекта в оружиеведческой литературе достаточно редки, хотя по способу применения он сходен с метательным оружием. Так из всех, упоминавшихся выше монографий, посвящённых изучению оружия, краткое описание болас встречается лишь в книге В.Е. Маркевича «Ручное огнестрельное оружие». Однако, болас, состоящий из трёх камней, представлен автором книги в виде одного шнура, последовательно соединяющего три мешочка с камнями.[183] Очевидно, что болас такую конструкцию иметь не мог.
Ещё в 1980 году фирма «Heckler und Koch» предложила полиции Западной Германии крупнокалиберный пистолет оригинальной конструкции. Выстрел из этого пистолета осуществляется двумя резиновыми пулями, соединёнными нейлоновой нитью. Пули облетают цель с двух сторон и, удерживаемые нитью, начинают по инерции вращаться вокруг цели, как бы связывая её при помощи нити.[184] По способу действия снаряд такого пистолета представляет собой не что иное как болас.
Учитывая отсутствие упоминания в этнографических и исторических источниках применения болас в бою против человека, а также специфичность конструкции и способа применения этого объекта: контакт с целью, как правило, не камнями, а подвесом, на котором они раскручены, полагаем возможным говорить о том, что к оружию болас быть отнесён не может. Более правильно рассматривать его как специальное средство дистанционного нелетального воздействия (обездвиживания) и, как частный случай, - в качестве средства охоты на мелкую дичь.
 Ещё одно средство обездвиживания, применяемое посредством его метания – лассо. Лассо представляет собой верёвку, сплетённую, чаще всего, из сыромятных ремешков либо из нитяных шнуров, имеющую на одном конце петлю, выполненную по принципу «удавки»: петля затягивается при приложении силы к противоположному концу лассо, направленной в обратную сторону от петли. Наибольшее распространение лассо имело в период освоения Америки, сохранившись до сих пор как средство обездвиживания и усмирения диких и домашних животных фермеров и ковбоев Северной Америки:[185] одной рукой лассо удерживается за свободный конец, собранный в несколько витков, другой рукой петля раскручивается над головой и бросается в останавливаемое животное. Петля, обвиваясь вокруг шеи или рогов животного, начинает затягиваться при попытке последнего удалиться от человека, удерживающего свободный конец лассо. Если животное преследуется на коне, свободный конец лассо крепится к седлу, предотвращая таким образом возможность падения всадника с коня при сопротивлении пойманного животного. Человек, имеющий соответствующий навык, способен раскручивать и бросать лассо практически под любым углом к плоскости горизонта на дистанцию до 10 м.[186]
Несмотря на применение лассо на дистанции и предназначенность для лишения цели определённой свободы действий, оно не может быть отнесено к метательному оружию, поскольку не только не наносит повреждений, опасных для жизни и здоровья человека, но вообще неспособно причинить какие-либо механические повреждения, за исключением, пожалуй, незначительных осаднений или кровоподтёков.
Если лассо лишает цель подвижности за счёт лишения её возможности дальнейшего передвижения, вызванного «привязыванием» к определённой статической точке, то такое средство как сеть обеспечивает неподвижность цели благодаря лишению последней совершения каких-либо активных действий за счёт сковывания конечностей. В отличие от лассо, сеть довольно часто применяется в повседневной жизни как средство охоты и предотвращения проникновения на определённые участки территории. В последние годы сеть определённой конструкции нередко используется полициями разных стран как средство обездвиживания правонарушителей. Первые заметки об использовании сети в подобных целях относятся ещё к 1969 г.[187]: английский изобретатель Колин Браун предложил полиции сеть площадью в 10 кв. м, которая выстреливалась из специального пистолета на дистанцию более семи метров. Несмотря на наличие подобных изобретений, полицией некоторых штатов США уже в 1980 г. при задержании лица сеть просто набрасывалась полицейскими на преступника, предварительно подавленного слезоточивым газом, вместо того, чтобы открывать по нему стрельбу из огнестрельного оружия.[188]
Выстреливаемая сеть представляет собой снаряд для специальных средств, сконструированных непосредственно для отстрела такой сети, либо боеприпас для штатного оружия, как правило гранатомётов. Сеть, как правило квадратной формы, имеет по периметру металлические грузики: от четырёх и более, за счёт которых она раскрывается в полёте и обеспечивает опутывание задерживаемого.
К полицейским новациям относится сеть, отстреливаемая из английского гладкоствольного ружья. Сеть диаметром 6 м, вдобавок покрыта липким веществом. Кроме того к сети через кабель подключена батарея, дающая каждые 5 сек. Разряд в 60 киловольт.[189]
Несмотря на то, что по специальному целевому назначению и способу действия подобная метаемая сеть является специальным средством дистанционного нелетального воздействия (обездвиживания), отнесение её к данному классификационному уровню сопряжено с рядом сложностей.
Во-первых, некоторые из таких сетей, выстреливаемые с близкого расстояния, способны нанести серьёзные, порой даже летальные, повреждения человеку за счёт грузиков. То же самое относится к специальным боеприпасам, предназначенным для отстрела при ликвидации массовых беспорядков: патронам и гранатомётным выстрелам с резиновыми пулями, пластмассовой дробью, деревянными кубиками.[190] Несмотря на то, что такие боеприпасы предназначены для причинения человеку нелетальных повреждений, их применение должно осуществляться на дистанции в несколько десятков метров, а гранатомётный выстрел, с поражающим элементом в виде матерчатого мешочка с дробью, который, будучи закрученным в стволе гранатомёта при помощи нарезов, принимает за счёт центробежной силы, действующей на дробины, диаметр в 75 мм и наносящий в таком виде удар, способный сбить человека с ног, применяется на дистанции не менее 200 м.[191] Отстреливание описанных выше боеприпасов с дистанции в несколько метров или в упор влечёт нанесение человеку повреждения, способного причинить смерть. 
Во-вторых, некоторые из метаемых сетей отстреливаются из штатного огнестрельного оружия, являясь специальным боеприпасом или дульной насадкой для этого оружия. Такое оружие, согласно положениям, приведённым нами в предыдущей главе, занимает отдельный классификационный уровень, отличный от положения в этой классификации метательного оружия.
Таким образом, вопрос об отнесении метаемой сети к разряду какого-либо оружия или средству дистанционного нелетального воздействия должен решаться, на наш взгляд, исходя из конструкции устройства, предназначенного для отстрела такой сети и его способности причинить на близкой дистанции серьёзные повреждения человеку.
Если метательный (метаемый) топорик необходимо отнести к метательному неогнестрельному оружия, то метательные дубины, в том числе и бумеранг, болас, лассо и метательные сети вряд ли способны нанести смертельное повреждение и конструктивно вообще не предназначены для нанесения механического повреждения. Таким образом, к классу оружия все перечисленные устройства не могут быть отнесены, однако, несомненно, их применение основано на воздействии на цель на расстоянии за счёт метания при помощи мускульной силы человека или механического устройства. То есть, данные объекты можно отнести к разряду специальных средств дистанционного нелетального воздействия.
 
§ 6. Криминалистическое исследование снарядов к метательному неогнестрельному оружию.
 
Как указывалось в первой главе, метательное неогнестрельное оружие может быть подразделено на оружие, метаемое непосредственно, и метательные комплексы «оружие+снаряд». В отдельных случаях может возникнуть необходимость исследования только снарядов к метательному оружию, например, если на месте происшествия обнаружены одни стрелы, либо при необходимости ответить на вопрос, могли ли быть использованы данные стрелы, болты, или ядра в конкретном образце метательного оружия.
Наибольшее разнообразие в конструктивном смысле представляют собой стрелы и болты. Снарядом для подавляющего большинства луков являются стрелы.[192]XX в., рассмотрена в указанных в предыдущих параграфах работах Ю.С. Худякова и А.Ф. Медведева. Опираясь на положения, изложенные в работах этих авторов, а также другие источники, конструктивные части стрелы можно представить следующими элементами: 1) древко; 2) наконечник; 3) оперение; 4) хвостовик (см. рис. 55). Выявлена довольно узкая целевая предназначенность стрел. Их прежде всего можно подразделить на спортивные и единые (охотничье-боевые). В отличие от луков, имевших разнообразную конструкцию, в зависимости от региона изготовления и условий его применения, конструкция найденных в настоящее время стрел, принадлежавших воинам разных народностей, практически одинакова, что обусловлено, на наш взгляд, жёсткими требованиями к аэродинамике такого снаряда. Наиболее подробно конструкция единых стрел для лука, а также болтов для арбалета, применявшихся до
Древко представляет собой несущую часть стрелы, предназначенную для направления её полёта к цели. Древко у разных народов представляло собой круглый в сечении деревянный или тростниковый стержень длиной от 50 до 100 см и более. На древке крепился наконечник, иногда оперение и хвостовик. Для изготовления древка подбиралась древесина с прямослойной структурой для обеспечения гладкой поверхности стрелы. Древки древнерусских стрел делали из сосны, ели, берёзы, позже они изготавливались также из яблони, кедра, кипариса. Толщина древков древнерусских стрел колебалась от 7 до 10 мм, а длина – от 75 до 105 см. [193]
Согласно же данным, приведённым В.Е. Маркевичем, «длина русских стрел доходила до 7 четвертей (124, 6 см), толщина – от 10 до 14 мм, вес – от 50 до 80 г.[194]
Длина стрелы подбиралась индивидуально каждым стрелком, исходя из размеров лука и пропорций собственного тела (см. § 2 гл. 1 данной работы), при этом длина стрел в древней Руси, у арабов и персов оказывалась равной 75-108 см, наиболее часто использовались стрелы длиной 80-90 см.[195]
Стрелы норманнов, англичан и французов IX в. были длиной не более 70 см, начиная с XV в. и позже, длина английских, французских и немецких стрел увеличилась до 110 см.[196]
М.В. Горелик, подробно описавший конструкцию луков различных типов народов древнего Востока, к сожалению не приводит ни размерные, ни весовые данные применявшихся стрел, ограничившись лишь упоминаниями, например, что из описанных им луков «стреляли длинными толстыми стрелами с крупным наконечником».[197]
Стрелы, изготавливавшиеся до I тысячелетия до н. э., не имели хвостовика, как отдельного элемента конструкции. В современных стрелах хвостовик представляет собой деталь в форме цилиндра с арочной прорезью на одном из концов, предназначенной для упора в неё тетивы, хвостовик крепится к заднему торцу стрелы. На стрелах, не имевших хвостовика, в торце стрелы делался пропил, древко стрелы вокруг него часто обматывалось нитью, волосом или сухожилиями животных, предохраняющих стрелу от расщепления, поверх такой обмотки наклеивалась береста. Первые хвостовики, появившиеся сначала в Восточной Европе, изготавливались из рога или кости,[198] в настоящее время хвостовики делаются из пластмассы и различных композитных материалов (рис. 56).
Оперение придаёт стреле устойчивость в полёте и способствует более точной стрельбе. Первоначально оперение изготавливалось из перьев птиц. Перья, подбираемые для таких целей, должны были быть ровными, прямыми, упругими, но не слишком жёсткими. В средние века на Руси и на Востоке лучшими для оперения считались перья орла, грифа, сокола, морских птиц. На Востоке и в Западной Европе, кроме того, для оперения иногда применяли бумагу. Количество перьев оперения колебалось от двух до шести, длина и ширина перьев зависели от длины и массы стрелы. По наблюдениям А.Ф. Медведева, длина перьев колебалась в пределах от 12 до 28 см, преобладают перья длиной 12-15 см. Отношение длины оперения к длине русских стрел колеблется в пределах 1:3 – 1:7; ширина перьев таких стрел – 0,7-2 см, но в большинстве случаев – около 1 см.
Персы (система стрельбы которых считалась самой совершенной у арабов) использовали в основном перья длиной 6-7 пальцев, что соответствует 12-15 см. У опытных лучников оперение достигало 8-10 см (4-5 пальцев), а для стрельбы на большое расстояние – 6-7 см.[199]
Масса боевых арабских стрел составляла от 15 до 20 дирхемов (42-57 г), масса наконечника составляла 1/7 массы стрелы, а оперения – 1
/7 массы наконечника.
Большинство русских стрел имело массу 40-50 г (9-11 золотников), наконечники русских стрел весили от 8 до 10 г.
Наконечник стрелы предназначен непосредственно для поражения цели. Наконечник состоит из 1) перьев; 2) насада; 3) черешка. Перья представляют собой плоские пластины, имеющие с одной или двух сторон лезвие, схождение перьев образует остриё. Перья радиально располагаются на насаде наконечника, который может иметь черешок, предназначенный для укрепления наконечника на древке. Наконечники стрел, обнаруженных в Восточной Европе, А.Ф. Медведев подразделяет на втульчатые и черешковые.[200] Первые имели коническую глухую втулку, с помощью которой наконечники закреплялись на древке стрелы, вторые снабжались острым долотовидным или плоским узким черешком, который забивался в передний торец стрелы. Стрелы с втульчатыми наконечниками имели распространение большей частью на территории Польши и Чехии. Наконечники единых стрел, применявшихся как для охоты, так и в бою, были, чаще всего, плоскими (двухперьевыми), трёхперьевыми и гранёными.
Плоские наконечники имели в поперечном сечении вид тонкой линзы или сильно сплющенного ромба, к этой группе относится подавляющее большинство наконечников, применявшихся в средневековье на территории Восточной Европы.
Трёхперьевые наконечники имели в поперечном сечении вид трёхлучевой звезды. Стрелы с такими наконечниками имели наибольшее распространение до X в., после чего они полностью исчезают с появлением металлических доспехов (кольчуг, лат, шлемов).
Гранёные наконечники с узким массивным наконечником имели в сечении форму треугольника, квадрата, ромба, шестиугольника и т.д. По времени появление таких наконечников полностью совпадает с появлением защитных доспехов: гранёные наконечники применяются как бронебойные снаряды.
Каждая из перечисленных выше групп наконечников подразделялась, в свою очередь, по форме острия и перьев. Так, для пробивания кольчуг и других доспехов применялись наконечники с узким массивным остриём, для стрельбы по незащищённому противнику – с широким. Ещё более широкие наконечники применялись против конницы врага.
Специфическую – долотообразную – форму имели наконечники, применявшиеся в древнем Египте, наносившие рваные колото-рубленые раны незащищённому противнику. Долгое использование египтянами таких довольно примитивных наконечников связано, по-видимому, с крайне слабым развитием панцирной защиты.
Для стрел Ближнего и Среднего Востока характерны стрелы с довольно тяжёлым плоским двухперьевым наконечником листовидной, ланцетовидной и узкотреугольной формы, часто с продольным ребром жёсткости.
Напротив для региона от Северной Сирии и Анатолии до Ирана большее значение имели облегчённые наконечники с узкотреугольным пером.[201] Наконечники некоторых стрел нередко снабжались невозвратными шипами, препятствующими извлечению стрелы из раны, иногда применялись стрелы, имеющие непосредственно за наконечником небольшой контейнер с горючей жидкостью, либо просто стрелы, обмотанные за наконечником тканью, пропитанной горючим составом: такие стрелы применялись в качестве зажигательных снарядов.
Большим разнообразием отличались наконечники стрел, применяемых исключительно для охоты. Наконечники стрел, применявшихся для охоты на крупного зверя часто имели невозвратные шипы, форма самого наконечника могла быть долотовидной, в виде полумесяца. При охоте на мелкую птицу и пушного зверя применяли стрелы с тупым наконечником.
Стрелы для спортивной стрельбы из лука состоят из переднего наконечника, стержня (трубки), оперения и хвостовика.[202]FITA, методом волочения из алюминиевых сплавав Д16-Т и В95-Т с последующей естественной или искусственной закалкой. Диаметр трубки такой стрелы составляет от 6,8 до 8 мм, длина – от 55,9 до 81,3 мм. Центр тяжести спортивной стрелы располагается перед её геометрическим центром, то есть немного смещён в сторону наконечника. Стрелы для современных спортивных луков делают, обычно, из металлических или пластиковых сплавов с применением различных полимерных и композитных материалов. Так, отечественные стрелы для спортивной стрельбы из лука изготавливаются, согласно требованиям
Хвостовик спортивных стрел изготавливается методом прессования из пресспорошка или подобного материала, также применяются хвостовики из ударопрочного полистирола и эсторола марки АБЭЦ-15 и АЭУ-50 и других марок. Диаметр хвостовика колеблется в пределах от 5,6 до 8,8 мм, хвостовик подбирается в зависимости от диаметра трубки стрелы и диаметра средней части тетивы.
Оперение спортивных стрел подбирается с учётом следующих требований:
-отдельные перья должны быть идентичны между собой как по весу, форме, так и по поведению в полёте, то есть, сохранению устойчивости плоскости полёта и отсутствию деформации при давлении потока воздуха в момент удара стрелы в мишень;
-площадь плоскостей оперения должна быть такой, чтобы они поддерживали стрелу во время полёта, и в то же время при боковом или другом ветре стрела имела меньший снос.
Материалом для изготовления оперения спортивных стрел служат: 1) перья птиц (как правило, водоплавающих); 2) пластмассы; 3) резина.
Существуют специально изготовленные оперения (типа «Федер-Флекс»), имеющие на поверхностях перьев тонкие отверстия, создающие в полёте стрелы сопротивление воздуху, аналогичное тому, какое создают натуральные перья птиц, что способствует более быстрой и устойчивой стабилизации стрелы.
Длина каждого пера составляет от 45 до 85 мм, оперение крепится на расстоянии 20-30 мм от хвостовика стрелы. Оперение спортивной стрелы образуется тремя или четырьмя перьями, расположенными друг относительно друга под углом, соответственно, 120° или 90°. Существуют три основных способа наклейки оперения: 1) прямой; 2) угловой; 3)винтовой (спиральный). При первом способе наклейки оперения перо располагается параллельно продольной оси стрелы. При угловом способе каждое перо располагается под небольшим углом к продольной оси стрелы, за счёт чего с одной стороны каждого пера в полёте создаётся разряжение, с другой стороны – избыточное давление на плоскость пера, заставляющее стрелу вращаться вокруг продольной оси. Вращение стрелы препятствует её сносу, например, боковым ветром, однако, интенсивное вращение вызывает параболическое колебание даже слегка искривлённой стрелы или стрелы с неправильно отрегулированным центром тяжести. Для снижения интенсивности вращения стрелы используется винтовой способ наклейки оперения. При таком способе проекция каждого пера на плоскость стрелы представляет собой кривую линию с параллельными друг другу, загнутыми в разные стороны концами. За счёт такого расположения воздушный поток равномерно огибает профиль пера, что приводит к очень незначительному вращению стрелы (см. рис. 57).
Передний наконечник спортивных стрел предназначен для внедрения стрелы в специальные маты, на которые крепится мишень. Для таких целей наконечнику спортивной стрелы достаточно иметь конусовидный (или даже в форме эллипсовидного параболоида) наконечник. Это обеспечивает внедрение стрелы в мат, но препятствует его пробиванию насквозь. В то же время внедрение такого наконечника в более плотную и твёрдую среду затруднено.
Стрелы для современных единых луков отличаются от снарядов для спортивных луков только наконечником. Такие стрелы, предназначенные для поражения человека или животного, на протяжении многих веков и в соответствии с региональными особенностями оснащались различными описанными выше наконечниками, имеющими общий признак – повышенную проникающую способность. Более того, в соответствии с анализом практического опыта вырабатывались наконечники, оптимальные по своей конструкции. В работе Ю.А. Ведерникова и Ю.С. Худякова[203]II в. до н. э. по XIV в. до н. э. в центральноазиатском регионе. с помощью современных методов математического анализа показано совершенство и высокая конструктивная отработанность типов наконечников, применявшихся с
В настоящее время наконечники для стрел единых луков изготавливаются из высокопрочных металлических сплавов. Можно выделить четыре основных конструктивных типа наконечников единых стрел (см. рис. 58). Большинство наконечников при виде сбоку имеют форму узкого вытянутого треугольника с вершиной, образованной довольно острым углом. Такой наконечник имеет от двух до четырёх перьев, радиально отходящих от насада под одинаковыми углами друг к другу. Перья наконечника могут быть симметричными либо парносимметричными, например, два больших и два малых пера. Наконечники могут иметь сменные перья либо лезвия, вставляемые в перья. Перья могут иметь рёбра жёсткости или отверстия, снижающие массу наконечника. Практически все перья наконечника имеют лезвие с двусторонней заточкой. Наконечники такого типа наносят колото-резаные повреждения.
Следующий тип наконечников – тупоконечные грушевидной, цилиндрической или конусовидной формы, предназначенные для охоты на мелкую дичь, пушного зверя, грызунов. Такие наконечники часто изготавливают из резины либо имеют резиновую оболочку поверх металлической сердцевины. Наносимые такими наконечниками ударно-раздробляющие повреждения способны причинить животному смертельные повреждения, не повредив при этом шкуру убитого зверя или оперение птицы. Кроме того, стрела с тупым наконечником не внедряется в расположенные высоко ветви деревьев и падает на землю.
Другой конструктивный тип наконечника – в виде сильно вытянутого конуса, лишённого перьев, наносящего колотые проникающие повреждения. Такие наконечники часто оснащаются невозвратными шипами, жёстко крепящимися к наконечнику либо складывающимися вдоль насада либо внутрь него во время полёта стрелы и раскладывающиеся при попытке извлечь стрелу из раны.
Четвёртый тип наконечников – в виде рогатины или трезубца, имеющий от двух до четырёх иглообразных колющих стержня, остриё каждого из которых снабжено невозвратными шипами. Такие наконечники при стрельбе из лука используются очень редко, поскольку предназначены, в первую очередь, для рыбной ловли и чаще всего применяются при стрельбе из ружей для подводной охоты.
Кроме того, встречаются наконечники комбинированного конструктивного типа. Например, наконечник в виде длинного конуса, снабжённый перьями: остриё наносит колотое повреждение, перья – резаные.
Снарядом большинства арбалетов является болт – короткая массивная стрела, более толстая, чем стрела для лука (см. рис. 59). Конструктивно болт состоит из тех же частей, что и стрела: древко, наконечник, оперение, хвостовик. Однако, часто в конструкции болта могут отсутствовать те или иные элементы. Так большинство болтов, применявшихся в средние века, не имели оперения. Изготавливались они из тех же пород дерева, что и стрелы для лука, однако, были более толстыми (1 см и более) и короткими (25-40 см)[204]XIV с длиной древка до 35 см центр тяжести, как правило, располагался точно на расстоянии 1/3 от наконечника, при большей длине — обычно на расстоянии 1/4. Центр тяжести проверялся на каждом экземпляре и подгонялся путем подрезания конца древка. Древко болта обычно имело в поперечном сечении форму круга или эллипса, однако, иногда на древке выполнялись винтообразные продольные пазы на подобие нарезов внутри ствола огнестрельного оружия, благодаря которым болт приобретал вращение в полёте (см. рис. 60).. Отсутствие оперения болта требовало тщательного подбора расположения центра тяжести. У Европейских бол­тов
 В случае оснащения болта оперением его изготавливали из различного материа­ла: для обычных бое­вых болтов — из грубой деревянной стружки, в Швейца­рии и Тироле — из кожи, во Франции — из пергамента. Ари­стократы обычно использовали для охо­ты болты с оперени­ем из тонких пластин слоновой кости или лебединых перьев, Направление оперения было или прямое, или спиральное, под углом к оси древка приблизительно 15°, благодаря чему стрела получала в полете вращение.[205]  
Многие болты не имели ни хвостовика, ни выреза в торце древка, поскольку занимали необходимое устойчивое положение на ложе, благодаря направляющему углублению в нём.
Наконечники болтов были очень массивными (от 30 до 50 г, а в отдельных случаях даже до 200 г[206]), чаще всего черешковые, при этом черешок забивался в древко примерно на 1/3 длины древка. Иногда применялись болты, выполненные из единого металлического стержня с заточенным концом[207].
Конструкция и типы наконечников болтов средних веков были идентичны наконечникам стрел, но имели большую массу и размер.
Современные болты конструктивно аналогичны стрелам для лука, однако имеют более короткий, стержень (древко), диаметр которого несколько превышает диаметр стрел, стержень нередко изготавливается из стали и других металлов, более тяжёлых, чем алюминиевые сплавы. Перья оперения (при его наличии) могут быть также выполнены из металла. Хвостовик современных арбалетных болтов имеет цилиндрическое или воронкообразное углубление, в которое входит выступ каретки арбалета при установке болта на направляющую планку и натяжении тетивы. Конструкция и типы наконечников современных болтов также аналогичны наконечникам стрел, как единых, так и спортивных.
Намного более простыми в конструктивном плане являются снаряды, применявшиеся в аркебузах, луках, стрелявших ядрами, пращах, охотничьих рогатках. Первоначально функцию таких снарядов выполняли каменные, а затем металлические ядра в форме шара (для аркебуз, луков, рогаток, пращей) либо финика или жёлудя (для пращей). Размер таких ядер определялся конструктивными особенностями метательного устройства (диаметром трубки аркебуз, величиной кармашка пращей). Криминалистическое исследование снарядов к метательному неогнестрельному оружию должно, на наш взгляд, заключаться в следующем.
На аналитической стадии устанавливаются форма снаряда, его размерные и весовые характеристики, определяется конструктивный тип. Отдельно изучаются и описываются основные части стрелы или болта: древко (стержень), наконечник, оперение, хвостовик с обязательным указанием конструкции и размеров каждого элемента: материал изготовления древка (стержня), хвостовика и оперения; толщина и глубина прорези хвостовика стрелы; количество, форма и способ крепления перьев оперения; тип наконечника, наличие и количество перьев наконечника, их форма, способ заточки лезвий. При необходимости весовые и линейные характеристики снаряда сопоставляются с конструктивными особенностями и соответствующими размерами метательных устройств, из которых исследуемые снаряды были или могли быть выпущены.
При наличии в распоряжении эксперта лука или арбалета (в зависимости от определённого им конструктивного типа исследуемого снаряда) необходимо провести экспериментальные стрельбы с целью определения общей прочности конструкции стрелы или болта, а также способности наконечника внедриться на в пакет сухих сосновых досок на глубину, необходимую для нанесения повреждения, опасного для жизни или здоровья человека. Экспериментальные стрельбы проводятся по правилам, описанным в параграфах 2 и 3 данной главы.
Если в качестве снаряда выступает ядро, необходимо указать его форму, материал изготовления, размер, наличие на поверхности каких-либо изображений.
Синтез результатов исследования должен дать позволить эксперту сделать выводы о:
-конструктивном типе исследованного снаряда (стрела, болт, ядро);
-специальном целевом назначении стрелы или болта, в зависимости от конструкции наконечника;
-способности нанести данным снарядом повреждения определённой тяжести;
-возможности использования данного снаряда с конкретным метательным устройством.



[1] Вместе с этим в экспертной практике встречаются случаи исследования луков, например, см. заключение эксперта ЭКО ГУВД Свердловской обл. № 2131 от 26.05.98.
[2]Першиц А.И., Монгайт А.Л., Алексеев В.П.. Указ. раб. - С.85.
[3]Шитов Ю. Указ. раб. - С. 103-110.
 
[4] Розентвль А. База агрессии, школа шпионажа // За рубежом, 1961, № 36; Розенталь А. Самая грузная война // За рубежом, 1962, № 7; Петрук А. "Супермен" на службе Пентагона // Комсомольская правда от 25 июля 1985 г.
[5] Гемуев И.Н., Сагалаев А.М., Соловьёв А.И. Легенды и были таёжного края. - Новосибирск: "Наука", 1989. - С. 38-39.
 
[6] Гемуев И.Н., Сагалаев А.М., Соловьёв А.И. Указ. раб. С. - 113.
[7] Там же. С. - 124.
[8] Вернадский Г.В. Монголы и Русь. Пер. с англ. - Тверь: ЛЕАН, М.: АГРАФ, 1997. С. - 119.
[9] Вернадский Г.В. Указ. раб. С. - 119.
[10] Оружие стрелковое. Термины и определения. ГОСТ 286 53-90, С. 4.
 
[11] Медведев А.Ф. Указ. раб. - С. 10; Худяков Ю.С. Основные понятия оружиеведения (по материалам вооружения енисейских кыргызов VI-XII вв. н.э.). Сб. "Новое в археологии Сибири и Дальнего Востока." - Новосибирск: Наука. Сибирское отделение, 1979. - С. 187-189; фон Винклер П. Указ. раб. - С. 292; Горелик М.В. Указ. раб. - С. 66-70; Маркевич В.Е. Указ. раб. С. 15-19; Бехайм В. Указ. раб. С. 280-285.
[12] Закон Российской Федерации "Об оружии" от 20 мая 1993 года № 4992-1, ст. 5.
[13] Федеральный Закон Российской Федерации "Об оружии" от 13 декабря 1996 года № 150-ФЗ, ст. 3.
[14]Федеральный Закон Российской Федерации "Об оружии" от 13 декабря 1996 года № 150-ФЗ, ст. 8.
[15] Решение о введении в действие "Методики испытаний гражданского холодного (метательного) оружия на соответствие криминалистическим требованиям" // Сборник информационных листков холодного (метательного) оружия и предметов хозяйственно-бытового назначения, сходных с ним, прошедших сертификационные криминалистические испытания в 1994-1995 гг. - М.: ЭКЦ МВД России, 1996; Методика испытаний гражданского холодного, метательного оружия и изделий, конструктивно сходных с таким оружием, на соответствие криминалистическим требованиям - М.: ЭКЦ МВД России, 1997; Криминалистические требования к холодному, метательному оружию и изделиям, имеющим сходство по внешнему строению с таким оружием, для оборота на территории Российской Федерации - М.: ЭКЦ МВД России, 1998.
[16] Решение о введение в действие "Методики испытаний…", 1995 - С. 6.
[17] Методика испытаний гражданского холодного, метательного оружия…,1997. – С. 42.
[18] Там же. – С. 7.
[19] Криминалистические требования к холодному, метательному оружию…,1998. – С.4.
[20] Методика испытаний гражданского холодного, метательного оружия…,1997 - С.7-8.
[21] Криминалистические требования к холодному, метательному оружию…,1998 - С.43.
[22] Там же. -С.32.
[23] Криминалистические требования к холодному, метательному оружию…, 1998-С. –1-7.
[24] Там же. - С. -33.
[25] Там же. – С. 1-8.
 
[26] Худяков Ю.С. Указ. раб. С. 187-189.
[27] Гордиенко Г.А. Лук спортивный //Разноцветные мишени, М.: "Физкультура и спорт", 1978. - С. 66-84.
[28] Гордиенко Г.А. Указ. раб. С. 71-82.
[29] Анализ заключений экспертов, собранных автором в рамках работы над диссертацией, показал довольно низкий уровень владения следователей терминологией и классификацией криминалистического оружиеведения, а также представления о метательном оружии как таковом (см., например, заключения экспертов: № 979 от 22.04.96 ЭКЛ УВД Свердловской обл.; № 3638 от 30.06.99 ЭКО ЗАО г. Москвы; № 3\1504 от 07.05.99 ЭКО 3-го РУВД ЦАО г. Москвы.
[30] См. Ручное огнестрельное оружие и патроны к нему. Ружья и карабины. Справочник эксперта-криминалиста. - М.: Можайсн-Терра, 1999. - С. 307.
 
[31] Криминалистические требования к холодному, метательному оружию…,1998 - С. 33.
[32] Бехайм В. Указ. раб. – С. 287; Маркевич В.Е. Указ. раб. – С. 26-30.
[33] Горелик М.В. Указ. раб. – С. 77-79.
[34] Гемуев И.Н., Сагалаев А.М., Соловьёв А.И. Легенды и были таёжного края. – Новосибирск: Наука, 1989. – С. 40-41.
[35] Методика испытаний гражданского холодного, метательного оружия и изделий, конструктивно сходных с таким оружием, на соответствие криминалистическим требованиям. - М.: ЭКЦ МВД РФ, 1997. - С. 8.
[36] Ратцель Ф. Указ. раб. - С. 80, 85; Маркевич В.Е. Указ. раб. - С. 31.
[37] Маркевич В.Е. Указ. раб. - С. 31.
[38] Там же.
[39] Бехайм В. Указ. раб. - С. 289; Горелик М.В. Указ. раб. - С. 77-78.
[40] Бехайм В. Указ. раб. - С. 289.
[41] Бехайм В. Указ. раб. - С. 291.
[42] Бехайм В. Указ. раб. - С. 293; Горелик М.В. Указ. раб. - С. 78.
[43] Бехайм В. Указ. раб. -С. 293.
[44] Бехайм В. Указ. раб. С. 297; Маркевич В.Е. Указ. раб. - С. 31.
[45] Бехайм В. Указ. раб. - С. 297.
[46] Там же. - С. 299.
[47] Маркевич В.Е. Указ. раб. - С. 34.
[48] Там же. - С. 34; Мельник Н. Шаг вперёд, полшага назад // "Оружие "2000", сентябрь 1999 г. - С. 60.
[49] Горелик М.В. Указ. раб. - С. 78.
[50] Криминалистические требования к холодному, метательному оружию и изделиям, сходным по внешнему строению с таким оружием, для оборота на территории Российской Федерации. - М.: ЭКЦ МВД РФ, 1998. - С. 22.
[51] Мельник Н. Указ. раб. - С. 62.
[52] Там же. - С. 64-65.
[53]См. Сборник информационных листков холодного (метательного) оружия и предметов хозяйственно-бытового назначения, сходных с ним, прошедших сертификационные криминалистические испытания в 1994-1995 гг. - М.: ЭКЦ МВД
России, 1996. - С. 153-162.
[54] Мельник Н. Указ. раб. - С. 64.
[55] Сагаков С. Мини арбалет и другие идеи // "Оружие" № 1, 1997. - С. 34.
[56] См. "Оружие" № 5, 1998. - С. 51.
[57] См. Мельник Н. Указ. раб. - С. 63.
[58] См. Сборник информационных листков холодного (метательного) оружия и предметов хозяйственно-бытового назначения, сходных с ними, прошедших сертификационные криминалистические испытания в 1994 – 1995 гг. – М.: ЭКЦ МВД России, 1996; Федеральный Закон Российской Федерации «Об оружии» от 13
декабря 1996 г. № 150-ФЗ (СЗ РФ, 1996, № 51, ст. 5681), ст. 6. 
[59] Мельник Н. Указ. раб. – С. 64.
[60] Мельник Н. Указ. раб. - С. 65.
[61] См. указ. раб.: Бехайм В.; фон Винклер П.П.; Горелик М.В.; Маркевич В.Е.
[62] Большой орфографический словарь русского языка. / Под ред. С.Г. Бархударова и др. – М.: ОНИКС. Альянс-В, 1999. – С. 190.
[63] Термин использовался ещё в 1973 году Ю.П. Голодованским и Х.М. Тахо-Годи в указанной выше работе по самодельному холодному оружию. И этот же термин используется до последнего времени в работах А.С. Подшибякина (1997 г.), В.М. Плескачевского (1999 г.).
[64] ГОСТ Р 51215-98 «Оружие холодное. Термины и определения». – С. 1.
[65] Там же. - С. 4-5.
[66] Сумарока А.М., Стальмахов А.Г., Егоров А.Г. Указ. раб. – С. 72.
[67] Настоящий человек из ВДВ // Комсомольская правда, 1994, 2 августа.
[68] См. Ратцель Ф. Указ. раб.; Стенли Г.М. В дебрях Африки (второе издание) // Под ред. И.И. Потехина. – М.: ОГИЗ, 1948; Юнкер В.В. Указ. раб.; Долин А.В., Попов Г.В. Указ. раб.
[69] См. Долин А.А., Попов Г.В. Указ. раб., 1992.
[70] См. Волковский Н.Л. Указ. раб. – С. 300-316.
[71] См. Скрылёв И. Указ. раб., 1998. – С. 29-33.
[72] См. Каталог «AWMA-Азиатский мир боевых искусств». – Филадельфия-Чикаго, США, 1984.
[73] См. Скрылёв И. Указ. раб., 1995. – С. 54; указ. раб., 1998. – С. 29-32.
[74] Скрылёв И. Указ. раб., 1995. – С. 54-55.
[75] Скрылёв И. Указ. раб., 1995. – С. 55.
[76] Скрылёв И. Указ. раб., 1998. – С. 29-34.
[77] Скрылёв И. Указ раб., 1998. – С. 32-33.
[78] Скрылёв И. Боевые и специальные ножи Игоря Скрылёва // Калашников, № 1, 2000. – С. 51.
[79] Скрылёв И. Указ раб., 1998. – С. 32-33.
[80] Там же. – С. 31; Сумарока А.М., Стальмахов А.В., Егоров А.Г. Холодное и метательное оружие: криминалистическая экспертиза: Учебник /Под ред. А.Г. Егорова. – Саратов: СЮИ МВД России, 2000. – С. 75.
[81] См. Подшибякин А.С. Указ. раб., 1997. – С. 42; Сумарока А.М., Стальмахов А.В., Егоров А.Г. Указ. раб. – С. 56-57 и др.
[82] Волковский Н.Л. Указ. раб. – С. 309-310.
[83] См., например, статьи И. Скрылёва, Дэвида И. Стиила, А. Лазарева в журналах «Солдат Удачи» № 9, 1995; № 4,6, 1996; № 4, 1997; № 24/25, 1998.
[84] Сумарока А.М., Стальмахов А.В., Егоров А.Г. Указ. раб. – С. 74-75, илл. № 62.
[85] См. Криминалистические требования к холодному и метательному оружию…, 1998.
[86] Скрылёв И. Указ. раб., 1998. – С. 30.
[87] Сумарока А.М., Стальмахов А.В., Егоров А.Г. Указ. раб. – С. 75.
[88] Там же. – С. 74.
[89] Сборник информационных лстков холодного, метательного оружия и изделий, конструктивно сходных с таким оружием, прошедших сертификационные криминалистические испытания в 1997 году. – М.: ЭКЦ МВД России, 1999. – С. 358.
[90] Скрылёв И. Указ. раб., 1998. – С. 31-36.
[91] Касьянов Т.Р. Наставление по метанию ножей. – М.: Тарра. Спорт, 2000. – С. 17-18.
[92] Попенко В.Н. Указ. раб., 1992. – С. 32.
[93] Касьянов Т.Р. Указ. раб. – С. 17-18.
[94] К сожалению, ничего не сказано о способах метания в многочисленных статьях о метательном оружии И. Скрылёва, в результате чего не прослеживается зависимость конструкции конкретного метательного ноже от техники его метания.
[95] Касьянов Т.Р. Указ. раб. – С. 21-22.
[96] Медведев А.Н. при участии Богачёва С.А. Указ. раб., 1993. – С. 188-189; Медведев А.Н. при участии Богачёва С.А. Указ. раб, 1995. – С. 187-188.
[97] Медведев А.Н. при участии Богачёва С.А. Указ. раб., 1993. – С. 188-196.
[98] Касьянов Т.Р. Указ. раб. - С. 24-25.
[99] Медведев А.Н. при участии Богачёва С.А. Указ. раб., 1993. – С. 188-189.
[100] Медведев А.Н. при участии Богачёва С.А. Указ. раб., 1993. – С. 188-189.
[101] Юнкер В.В. Указ. раб. – С. 134.
[102] Там же. – С. 94.
[103] Там же. – С. 350.
[104] Там же. – С. 379.
[105] Стенли Г. В дебрях Африки. – М.: Изд. Географической литературы, 1948. – С. 78.
[106] Ратцель Ф. Указ. раб., т. 2. – С. 301.
[107] Там же. – С. 312.
[108] Там же. – С. 345, 378.
[109] Там же. – С. 455.
[110] Ратцель Ф. Указ. раб., т. 2. – С. 514.
[111] См. Каталог «AWMA»…, 1984.
[112] См. заключения экспертов: ЭКУ УВД Свердловской области: № 31/228 от 20.02.92; ЭКО ЮЗАО УВД г. Москвы: № 06/6357 от 25.09.98; ЭКУ ГУВД г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области: № 13502 от 17.07.97; № 3580 от 07.05.99; № 4014 от 15.07.99; № 27 от 13.01.2000.  
[113] См. Волковский Н.Л. Указ. раб. – С. 311-314.
[114] Скрылёв И. Указ. раб., 1995. – С. 55.
[115] Касьянов Т.Р. Указ. раб. – С. 34-35.
[116] Там же. – С. 38.
[117] Там же. - С. 35.
[118] Агафонов В.В. Методика расследования преступлений, связанных с ношением, изготовлением или сбытом холодного оружия. Автореф. дис. на соискан. уч. степ. канд. юр. наук. М., 1995. – С. 19-20.
[119] Подшибякин А.С. Указ. раб., 1997. – С. 194-196.
[120] Касьянов Т.Р. Указ. раб. - С. 35-37.
[121] Касьянов Т.Р. Указ. раб. – С. 35-37.
[122] См. Гусева Н.Р. Указ. раб., - С. 161; Маркевич В.Е. Указ. раб. – С. 14; Сумарока А.М., Стальмахов А.В., Егоров А.Г. Указ. раб. – С. 76.
[123] См., например, заключение эксперта № 238 от 05.03.98 ЭКО ВАО г. Москвы.
[124] При описании клинка и рукоятки используются методические рекомендации Е.Н. Тихонова, А.С. Подшибякина, «Методики» ЭКЦ 1997 и 1998 гг.
[125] См. Методика испытаний гражданского холодного, метательного оружия…, 1997.
[126] Криминалистические требования…, 1998. – С. 2.
[127] См., например, заключения экспертов ЭКУ ГУВД г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области: № 13502 от 17.07.97; № 3580 от 07.05.99; № 4014 от 15.07.99; № 27 от 13.01.2000.  
[128] Подшибякин А.С. Указ. раб., 1997. – С. 194-196.
[129] В последнем по времени публикации «Сборнике информационных листков» (1998 г.) представлены только три метательных ножа в одном листке.
[130] Сумарока А.М., Стальмахов А.В., Егоров А.Г. Указ. раб. – С. 74-75; илл. № 62.
[131] Вопросы сформулированы на основе анализа заключений экспертов. См., например, заключение № 238 от 05.03.98 ЭКО ВАО г. Москвы.
[132] См. Бехайм В. Указ. раб. – С. 277; Горелик М.В. Указ. раб. – С. 65.
[133] См. Маркевич В.Е. Указ. раб. – С. 5.
[134] Горелик М.В. Указ. раб. – С. 65.
[135] Маркевич В.Е. Указ. раб. – С. 5.
[136] Там же. – С. 6.
[137] Горелик М.В. Указ. раб. – С. 66.
[138] Меркевич В.Е. Указ. раб. – С. 6.
[139] Бехайм В. Указ. раб. – С. 278.
[140] Маркевич В.Е. Указ. раб. – С. 6.
[141] Бехайм В. Указ. раб. - С. 278.
[142] См. Пора собирать камни // Новое время, № 50, 1988; Панама: уличные бои // Советская Россия, 25 июля 1988; Схватки на улицах // За рубежом, № 27, 1988; Раздумья в очаге конфликта // Новое время, № 43, 1989; Оружие пролетариата // Советская Россия, 16 ноября 1991; Забастовка как новый вид многоборья // Новое время, № 24, 1992.
[143] См., например, заключение № 587/13 от 04.06.99 РФЦСЭ при МЮ РФ.
[144] Рогатка и «чудо-оружие» // Правда, № 15, 1978.
[145] Криминалистическое исследование пневматического оружия. Справочно-методическое пособие для экспертов-криминалистов, сотрудников уголовного розыска и следователей // Под ред. кандидата юридических наук А.И. Устинова. – М.: ВНИИ МВД СССР, 1971. – С. 104-116.
[146] См. Ратцель Ф. Указ. раб., т. 1. – С. 203-204, 228-а, 350.
 
[147] Горелик М.В. Указ. раб. – С. 42-53.
[148] Бехайм В. Указ. раб. – С. 265-272.
[149] Ратцель Ф. Указ. раб., т. 1 – С. 473-608.
[150] Горелик М.В. Указ. раб. – С. 42.
[151] См. Ратцель Ф. Указ. раб., т. 1. - С. 485, 504.
[152] См., например, Ратцель Ф. Указ. раб., т. 1; Бехайм В. Указ. раб. – С. 265-272; Горелик М.В. Указ. раб. – С. 41-53.
[153] Горелик М.В. Указ. раб. – С. 41-53.
[154] Бехайм В. Указ. раб. – С. 268.
[155] Кирпичников А.Н. Древнерусское оружие. Вып. 2. Археология СССР. Свод археологических источников. Е1-36. – М.: «Наука», 1966. – С. 26-46.
 
[156] Ратцель Ф. Указ. раб., т. 1. – С. 485, 504.
[157] Лонгфелло Г. Песнь о Гайвате. Перевод И.А. Бунина. – М. Государственное издательство, 1928.
[158] Справочник. Описание объектов криминалистического исследования / Под ред. В.В. Филиппова. – М., 1995. – С. 130.
[159] Кирпичников А.Н. Указ. раб. – С. 33.
[160] Горелик М.В. Указ. раб. – С. 58.
[161] Бехайм В. Указ. раб. – С. 258.
[162] Там же, с. 257-258.
[163] Ратцель Ф. Указ. раб., т. 1 - С. 228-а, 526, 527; Бехайм В. Указ. раб. – С. 259; Горелик М.В. Указ. раб. – С. 57.
[164] Бехайм В. Указ. раб. – С. 258-261.
[165] См. Ратцель Ф. Указ. раб. – С. 354.
[166] Ратцель Ф. Указ. раб., т. 1 – С. 527.
[167] Там же. – С. 345, 530-а.
[168]Ратцель Ф. Указ. раб., т. 1 – С. 531-а, рис. 6.
[169] Ратцель Ф. Указ. раб., т. 1 – С. 345-347, 349; Горелик М.В. Указ. раб. – С. 61; Маркевич В.Е. Указ. раб. – С. 12; Папуасы из Обнинска // Московский комсомолец, от 21.05.94.
[170] Горелик М.В. Указ. раб. – С. 61.
[171] Бехайм В. Указ. раб., т. 1 – С. 349.
[172] Папуасы из Обнинска // Московский комсомолец, от 21.05.94; Бумеранг, облетевший луну, находится сейчас у нас в клубе // Commandos, от 02.02.95.
[173] Там же.
[174] Ратцель Ф. Указ. раб., т. 1 – С. 345
[175] Папуасы из Обнинска // Московский комсомолец, от 21.05.94.
[176] Ратцель Ф. Указ. раб., т. 1 – С. 345-347.
[177] От англ. «ball» - шар, в разных источниках может встречаться также наименование «бола», «боласы», см., например, Сын Пампы // За рубежом, № 2, 1988.
[178] См. Маркевич В.Е. Указ. раб. – С. 7, рис. 1.
[179] См. Ратцель Ф. Указ. раб., т. 1 – С. 547, 548.
[180] Ратцель Ф. Указ. раб., т. 1 – С. 547, 548; Сын Пампы // За рубежом, № 2, 1988.
[181] См. Ратцель Ф. Указ. раб., т. 1 – С. 548.
[182] См. Сын Пампы // За рубежом, № 2, 1988.
[183] Маркевич В.Е. Указ. раб. – С. 7, рис. 2.
[184] Резиновый «усмиритель» // Новое время, 1980, № 34.
[185] См. Сын Пампы // За рубежом, № 2, 1988; Калифорнийский дед Мазай // Известия от 10.01.1997.
[186] Там же.
[187] См. За рубежом, 1969, № 24.
[188] Сеть – на всякий случай // Новое время, № 16, 1980; Сеть для… демонстрантов // Советская Россия от 20.06.80.
[189] Всё гуманней и гуманней: вместо резины и «химии» - клеем и током //Оружие, № 5, 2000, две страницы обложки.
[190] См. Мураховский В.И., Слуцкий Е.А. Оружие специального назначения., М.: Арсенал-пресс, 1995. – С. 70-73; Волковский Н.Л. Указ. раб. – С. 250-253.
[191] См. Мураховский В.И., Слуцкий Е.А. Указ. раб. – С. 72.
[192] Индейцы-пайагусы использовали лук, стрелявший каменными пулями: см. Ратцель Ф. Указ. раб., т. 1. – С. 530.
[193] Медведев А.Ф. Указ. раб. – С. 49-50.
[194] Маркевич В. Е. Указ. раб. – С. 19.
[195] Медведев А.Ф. Указ. раб. – С. 52.
[196] Бехайм В. Указ. раб. – С. 285.
[197] Горелик М.В. Уаз. раб. – С. 68.
[198] Медведев А.Ф. Указ. раб. – С. 50.
[199] Там же. - С. 51. Очевидно, под «арабами» А.Ф. Медведев подразумевает исламские народы Ближнего Востока.
[200] Медведев А.Ф. Указ. раб. – С. 54.
[201] Горелик М.В. Указ. раб. – С. 71-72.
[202] Рекомендации и требования по применению стрел в спортивной стрельбе из лука. Методические рекомендации. Комитет по физической культуре и спорту при СМ СССР. Управление прикладных видов спорта. – М., 1976. – С.3.
 
[203] Ведерников Ю.А., Худяков Ю.С. Поиск рациональных форм пространственных проникателей (обзор и перспективы исследования) // Известия Сибирского отделения Академии наук СССР. Серия технических наук. № 13, вып. 3. – Новосибирск, 1983 – С. 138-154.
[204] Медведев А.Ф. Указ. раб. – С. 93.
[205] Бехайм В. Указ. раб. – С. 302-305.
[206] Медведев А.Ф. Указ. раб. – С. 93.
[207] Там же.